18 Апреля 2018

Крылов и его крылатые слова

Религия и культура

Мы все знаем Ивана Андреевича Крылова как известного поэта и баснописца, чьи выражения стали крылатыми. Но что он был за человек? Какие события из его жизни коренным образом повлияли на его творчество?

На эти вопросы можно найти ответы в сборнике эссе главного редактора «Семейной православной газеты» Наталии Голдовской “О верных друзьях и вере”, где она рассказывает о жизни и духовных поисках великих людей. 

Цель автора — познакомить читателя с ними, показать, какими они были на земле. Сегодня мы публикуем отрывок о второй половине жизни Крылова, когда он пришел к успеху и был известен уже во всем мире.

О важности Крылова


Крылов

Пасху Иван Андреевич Крылов обычно встречал в Казанском соборе. Народу собиралось много, он старался пробраться вперёд. Люди сопротивлялись, и тучному телу Крылова доставалось от окружающих. Как-то жандарм увидел страдания баснописца и сказал:

— Господа, пропустите Ивана Андреевича Крылова!

Народ расступился, освобождая дорогу не узнанному, но дорогому человеку.

«Едва ли какой писатель при жизни своей имел столько приятностей, как наш Крылов; едва ли чьё-либо самолюбие было так лелеяно, даже до упоения, как нашего баснописца…» — считал его биограф Михаил Евстафьевич Лобанов.

А сколько забавных историй рассказывали про поэта! Однажды Крылов обедал в трактире, где сидел генерал, украшенный звёздами. У генерала не хватило денег, чтобы расплатиться.

— Мой друг, ты знаешь меня? — спросил он хозяина трактира.

— Нет, — ответил тот.

— Ну, так запиши моё имя и адрес и пришли человека за деньгами.

— Если Иван Андреевич за вас поручится...

— Да разве ты меня знаешь? — удивился Крылов.

— Как вас не знать, батюшка! Вас весь свет знает.

Но жизнь писателя не была ни лёгкой, ни приятной. Как жизнь всякого умного, талантливого и порядочного человека.

“Когда таланты судишь ты…”


Вторая половина его жизни удивительно спокойна и бедна на события. В отличие от первой. Крылов жил в квартире при библиотеке, ходил на службу, ездил в Английский клуб и к друзьям, изредка сочинял, много читал старых романов — чтобы убить время. И очень любил покушать. Эта его страсть была всем известна. Но Иван Андреевич, словно предупреждая знакомых, писал:

Когда таланты судишь ты,
Считать их слабости трудов не трать напрасно;
Но, чувствуя, что в них и сильно, и прекрасно,
Умей различны их постигнуть высоты.

Князь Вяземский вспоминал: «Пушкин читал своего „Годунова“, ещё не многим известного... В числе слушателей был и Крылов. По окончании чтения я стоял тогда возле Крылова, Пушкин подходит к нему и, добродушно смеясь, говорит:

Крылов

— Признайтесь, Иван Андреевич, что моя трагедия вам не нравится и, на глаза ваши, не хороша.

— Почему же не хороша? — отвечает он. — А вот что я вам расскажу.

Проповедник в проповеди своей восхвалял Божий мир и говорил, что всё так создано, что лучше созданным быть не может. После проповеди подходит к нему горбатый, с двумя округлёнными горбами, спереди и сзади.

„Не грешно ли вам, — пеняет он ему, — насмехаться надо мною и в присутствии моем уверять, что в Божьем создании всё хорошо и всё прекрасно? Посмотрите на меня“.

— „Так что же, — возражает проповедник, — для горбатого и ты очень хорош“.

Пушкин расхохотался и обнял Крылова».

Но не в любой компании оставался баснописец. Однажды обед начался с осуждения некоторых лиц. И Крылов исчез.

— Мне стошнилось, — объяснял он потом. Стошнилось ему, когда он читал стихи Гюго: «Если бы я Богом был, я отдал бы миры…» Иван Андреевич написал на полях:

Мой друг, когда бы был ты Бог,
То глупости такой сказать бы ты не мог.

“А без любви какое уж веселье?”


В 1838 году праздновали пятидесятилетие творческой деятельности Крылова. Князь Одоевский говорил речь:

— Ваши стихи во всех концах нашей величественной Родины лепечет младенец, повторяет муж, воспоминает старец; их произносит простолюдин как уроки положительной мудрости, их изучает литератор как образцы остроумной поэзии, изящества и истины.

Князь не знал, что крыловские басни читают ещё и монахи в монастырях. Их любил преподобный Амвросий Оптинский, другие оптинские святые. 

Крылов

Уже в ХХ веке архиепископ Иоанн (Шаховской) советовал родителям выбирать детям для заучивания басни Крылова. Писал, что истина у баснописца полуоткрыта: 

«Он скорее подобен мудрецу, загадывавшему царям загадки, чтобы их научить и вразумить».

В 1841 году Крылов перестал служить в Императорской публичной библиотеке и из казённой квартиры переехал на тихий Васильевский остров.

Жил он уединённо. Брат Лев умер, и у Крылова не осталось родственников.

«Лучшие друзья его были в могиле; лета, а особливо тучность отяготили его; сердце осиротело, он грустил. Посещаемый литераторами, он был разговорчив, ласков и всегда приятен», — вспоминал Лобанов.

«Бывал ли он влюблён? — спрашивал князь Вяземский. —…сказал он как нельзя милее:

Любви в помине больше нет,
А без любви какое уж веселье?

Но и это сказано скорее умом, нежели сердцем…»

“Довольно сердца одного”


Иван Андреевич купил дом, но вселиться в него не успел. «Он умер в осьмом часу утра 9 ноября 1844 года… За несколько часов до кончины он сравнил себя с крестьянином, который, навалив на воз непомерно большую поклажу рыбы, никак не думал излишне обременить свою слабую лошадь только потому, что рыба была сушёная. Крылов в обыкновенном, ежедневном разговоре, увлекаемый своим талантом, беспрерывно говорил экспромтом сравнения, которые могли бы послужить материалом для превосходных басен».

«С истинным христианским чувством приобщился он Святых Таин, произнёс слабым голосом: „Господи, прости мне прегрешения мои!“ — и глубоко вздохнул. Вздох этот был последним вздохом незабвенного Крылова…» — вспоминал Лобанов.

Двести басен написал Крылов. Много это или мало? На вопрос ответил Пётр Плетнёв: «На него никогда не пройдёт мода, потому что успех его от неё никогда не зависел. Никто не откинет Крылова, кто читает для того, чтобы окрепнуть умом и обогатиться опытностию».

Крылов

Чтоб Бога знать, должно быть Богом.
Но чтоб любить и чтить Его,
Довольно сердца одного.

Это тоже важнейший опыт Ивана Андреевича Крылова.


Больше интересных фактов из биографий русских классиков вы можете узнать в книге “О верных друзьях и вере

О верных друзьях и вере. Живые портреты классиков

Наталия Голдовская

Книга Наталии Голдовской — радостная и живая встреча с русскими классиками.

Книга представляет собой сборник коротких историй о выдающихся личностях XIX–XX столетий.