27 Августа 2018

Жена путешественника: 4 письма любви

Семья

Что творится в душе у женщины, которая ждет своего мужа из опасного путешествия? Как пережить долгую разлуку и не потерять надежду? Читайте в книге жены Федора Конюхова Ирины «Моя жизнь с путешественником».
18 ноября 2013 года. 22 часа. Свято-Алексиевская пустынь

Сегодня мне исполнилось 53 года. Сегодня, как и 12 лет тому назад, я снова пишу тебе, мой неутомимый гребец в океане. Твой путь на этот раз намного длиннее и опаснее, а значит, жизнь твоя стала еще более хрупкой и уязвимой.

Я пишу, зная, что ты того желаешь, ты ждешь этих писем. Ты хочешь от меня откровения, а главное — любви. Перед отъездом ты попросил меня открыть свое сердце, признаться в том, что не успела поведать. Я выполню твою просьбу.

Хочу тебя успокоить в том, что ожидание не будет мучительным, наполненным излишних страданий и слез. Страсти тебе не нужны, они будут мешать нашим ангелам хранить тебя.

Я спокойна и по-своему даже счастлива, ибо буду ждать тебя вместе с нашим младшим сыном Николаем на богоугодной земле. Только Бог, его милость смогут помочь тебе.

Чем амбициознее наши цели, тем больше мы нуждаемся в молитвах. Здесь вместе со мной и нашим сыном Николаем за тебя будет молиться вся Свято-Алексиевская пустынь. Молиться непрерывно, день и ночь, пока не завершится твое опасное и дерзкое плавание.

Осенью 2002 года ты впервые как одинокий гребец бросил вызов океану. Я провожала тогда тебя в Атлантический океан и, глядя на твою маленькую лодку, хрупкую, как скорлупка, шептала слова: «Случится чудо, и ты вернешься!»

Сегодня я твердо знаю: это чудо являет Всевышний. Он принимает упорство и прощает вызов океану тому, кто идет к своей цели с поклоном и молитвой. Потому я сейчас более спокойна. Твое плавание стало ближе к Богу. В нем больше веры в Божью милость, ибо в лодке сидит священник.

Три года назад ты был рукоположен в сан иерея. И теперь уже не просто человек, а проводник воли Господа гребет в океане. Я стою в храме, и сердце мое наполнено Божьей благодатью. Я верю, ты вернешься!

Свадебное путешествие Ирины и Федора через Атлантический океан

Свадебное путешествие Ирины и Федора через Атлантический океан 

***

3 декабря 2013 года. 9 часов. По дороге из Свято-Алексиевской пустыни в Москву

Я полюбила дорогу, ибо она позволяет не спеша думать о тебе, вспоминать о том, что стало особенно дорогим.

В этот раз мы особенно внимательны были перед предстоящей разлукой. Последние дни, часы, минуты оказались сокровенно тихими и нежными.

Вечером 17 ноября 2013 года ты рисовал мой портрет на огромном холсте. Это самый большой и самый выразительный портрет. Я знаю, какое значение ты придаешь размерам, масштаб тебя вдохновляет, ты в этом видишь большое и великое.

Я сижу в кресле и наблюдаю, как ты наносишь мазки красок на холст. Мне хочется узнать через картину о твоих чувствах ко мне. Возможно, ты хочешь этим портретом попросить меня оставаться такой, какой ты меня любишь. Или какой хотел бы видеть. Красота и сила, нежность и сопротивление бедам. Среди ярких красок ультрамариновые глаза, как вода в глубинах океана. В этих глазах ты уловил состояние моей души. Так и есть, я отгоняю страх и печаль, сосредоточение на этом столь сильное, что нет грусти в глазах, есть стремление к жизни — жизни с тобой.

Любовь — основа жизни, смысл ее и избавление от бед. Если любовь истинна, не будет страха и печали, будет надежда и вера. С любовью приходит красота и желание. Восхищение красотой отдаляет смерть.

Я хочу вместе с тобой любоваться этим миром. Прикоснувшись к тебе рукой, я вдруг ощущаю, что сердце мое открыто. Я радуюсь и испытываю блаженство, это состояние и есть любовь.

***

12 декабря 2013 года. Свято-Алексиевская пустынь

Сегодня тебе исполнилось 63 года. С днем рождения, мой любимый Федор!

Ты обычно спрашиваешь в этот день, что я о тебе думаю. Можно ли описать это словами? Наши слова скудны по сравнению с чувствами. Но я могу лишь уточнить, с чем я не согласна, когда слышу о том, что думают о тебе другие.

Люди имеют склонность упрощать и обобщать, возводить человека в образ, который дает ложное представление о нем. Многие из тех, кто интересуется тобой, стремятся создать вокруг тебя ореол одиночки. Моя душа протестует против этого.

Где есть любовь, там нет одиночества. Когда мы с тобой встретились, ты сказал, что прожил триста лет жизни. Ты говоришь это и другим. И вот появился этот миф — триста лет одиночества. Кто-то упорно твердит о твоем одиночестве. Зачем? Разве это правда? Разве истина в твоем одиночестве?

А где же тогда любовь? Одиночество — это холод, а холода ты боишься. Одиночество — это безверие, а ты священник и свято веришь в Господа Бога. Уходя от людей, ты обращаешься к Богу в своих молитвах. Одиночество — это отчуждение, а это противно твоей натуре.

Нет одиночества у человека, но есть разговор в тишине. Уход от людей нужен для того, чтобы спокойно думать о них.

Ты еще в пути, а уже говоришь о встрече. Так было всегда, так происходит и сейчас. Ты еще не ушел в океан, а уже мечтаешь о том, как мы встретимся в Австралии. Не важно, впрочем, где состоится встреча. Важно, что мы тут же приникнем глазами друг к другу и возликуем сердцем. Прижимая к себе, ты будешь жадно вдыхать мой запах и целовать макушку сына, а я замру, чтобы не спугнуть это счастье.

***

14 декабря 2013 года. Станция Софрино, Московская область

Я нашла ту землю, где душа отдыхает, где зимний лес погружен в пушистый снег, где чистое небо успокоит и умиротворит. Я еду сейчас на эту землю — в Свято-Алексиевскую пустынь, ставшую для нас пристанищем. Через стекло электрички видно, как женщина в оранжевом жилете счищает метлой снег с рельсов на полустанке. Она кажется мне ангелом.

Выглянуло солнце, чтобы осветить купол и крест храма. Душа затихла и запела. Я думаю о том, что ждет тебя, — это последний день перед тем, как ты возьмешь в руки весла и отправишься в путь.

Федор и Ирина во время караванной экспедиции

Федор и Ирина во время караванной экспедиции


Дневниковые записи о кругосветных путешествиях, вере и любви читайте в книге Ирины Конюховой «Моя жизнь с путешественником».