27 Марта 2018

Заметки о дочери

Кризисы

Все мы знаем, что человеческая жизнь очень хрупка, подобно хрустальной вазе, и страшный недуг или несчастье могут разбить ее в одночасье. Нам сложно представить, как мы выйдем из этого мира, прикрыв за собой дверь, и просто невозможно подумать о том, что такое может когда-нибудь произойти и с нашими детьми.

Новая повесть Никиты Боброва – это искренний рассказ, исповедь отца о тяжелой болезни своей дочери, в борьбе с которой она потерпела поражение. Но душа и вера остались живы навсегда.
Сегодня мы публикуем отрывок о последнем годе жизни Сашеньки, о переживаниях ее отца и главное - почему он решил поделиться своей трагической историей.

17 июля 1991 года 

Последний год жизни


Сашенька. Последний год. Записки отца

Воспоминания о последних месяцах и днях близкого и дорогого человека составляют особую внутреннюю ценность для каждого. Это «святая святых» его души, куда не допускаются посторонние. Горе отделяет от всего мира, замыкает человека в себе, в особом внутреннем пространстве, из которого нет рационального выхода, ибо невосполним, незаменим сам предмет печали — ушедший человек.

И ты уже ничего не можешь изменить, переставить, исправить в этом пространстве. Будет всходить и заходить солнце, будут чередоваться времена года, меняться весь мир и ты сам, а оно так и пребудет все тем же, с той же кроватью, тумбочкой, лекарствами, книгами, ночными криками.

Зачем это знать стороннему, да и что он может понять, не входивши в это печальное пространство, не видевши ушедшего, не сострадавши его мукам и последним надеждам.

И тем не менее я, похоронивший неделю назад любимую девятилетнюю дочь, начинаю сегодня эти заметки, заведомо зная, что их будут читать и люди сторонние.

18 июля 

 Почему я это делаю?


Сашенька. Последний год. Записки отца

С человеческой точки зрения не объяснить, ибо опыт и переживания такого рода заведомо не передать словами. Это душевная реальность, к которой можно приобщиться, лишь испытав ее. Кто не испытал потерю ребенка, может лишь согласиться, что это «ужасно», «страшно», «невыносимо» для родителей.

Объяснять же другому, как чувствует себя в этом горе человек, бессмысленно, ибо ни один нормальный родитель не может поставить себя на это место. Такого рода постановка, сама мысль о ней противоестественны и потому мгновенно отторгаются родительским сознанием. Трудно представить себя мертвым, умершим. Сделать это в отношении своего ребенка просто невозможно.

Я и сейчас не могу сказать, подумать, что мой ребенок умер.

Эти два слова не могут стоять рядом. Они всегда порознь, отделены, несовместимы друг с другом.

Ребенок не умирает для сознания родителей. Он уходит. Его смех, неповторимые ручки и ножки, движения, голос отпечатаны в тебе, живут, рвутся к воплощению, ждут, когда придет их хозяин и носитель, и будут ждать всегда. Время общения не прошло, но остановилось, замерло, выжидает.

24 июля 

Как с этим жить?


Сашенька. Последний год. Записки отца

В чем природа этой мучительной внутренней невозможности признания факта смерти? Только ли в психологии родителя, в субъективном обмане, в игре защитных сил, в некоем полезном помешательстве, помрачении рассудка, с помощью которого душа ограждает себя от непереносимых иначе страданий?

Если бы все сводилось к этому одному, то я бы не взялся за перо.

Есть, однако, иное, что побуждает меня к свидетельствованию. За психологической реальностью открывается и другая, и я знаю теперь, что родительское чувство не обманывает.

Смерть и ребенок — несовместимые слова. И эта несовместимость — не только субъективно-психологический феномен и не столько он, сколько отражение действительной правды и высшей реальности.

Дорогой, страшной ценой дано мне это знание, но, будучи приобретенным, оно уже не может принадлежать мне или только моей семье.

Наш ребенок своим мученическим уходом не закрыл, к сожалению, ту страницу книги судеб, где написано — «кончина детей». Горестно думать, но и другим родителям придется переносить это.

В надежде на то, что сие малое и слабое свидетельство хоть чуть поддержит хотя бы некоторых из них на их крестном пути, я и пишу эти строки. Да поможет им Господь, как помогал нам, недостойным. 

Книга "Сашенька. Последний год. Записки отца"
подготовлена в поддержку детского хосписа “Дом с Маяком”

Сашенька. Последний год. Записки отца.

Бобров Никита Павлович

Повесть «Сашенька» — пронзительный рассказ отца о тяжелой болезни дочери, о победе болезни над телом и конечном ее поражении перед душой и верой.

Книга адресована всем, кто любил, забывал себя ради другого, терял; тем, кого настоящая или будущая профессия неизбежно столкнет с переживаниями и страданиями людей.