Говоря о богословии, мы представляем себе древних отцов, святых мужей, тех, кто жил когда-то очень давно и будто бы даже не в этом мире. Но гиганты богословской мысли жили и совсем недавно, рядом с нами. Стоит обернуться на несколько десятилетий назад, и мы увидим светлые лики тех, кто прошел через личный опыт мученичества и исповедничества, через «крещение огнем» в горниле беспрецедентных гуманитарных катастроф и разрушительных социальных экспериментов.

Серия «Неопалимая купина» знакомит читателя с работами наиболее значимых православных богословов прошлого века, которые помогут переосмыслить многие богословские проблемы современности.

Рассказываем о книгах серии:


«Чаша Грааля. Софиология страдания»,
протоиерей Сергий Булгаков


Священник и философ, протоиерей Сергий Булгаков — одна из самых ярких, противоречивых и влиятельных фигур среди христианских мыслителей 20 века. Его живая, острая и богатая мысль питалась прежде всего глубоким личным опытом Встречи с Христом, Который открывался ему как в радости, так и в страданиях. 

«Чаша Грааля. Софиология страдания» — сборник, посвященный, христианскому осмыслению сущности страдания. Книга составлена вдумчивым и любящим читателем, писателем и публицистом, архимандритом Саввой (Мажуко).

Архимандрит Савва (Мажуко): «Отец Сергий Булгаков не был просто кабинетным ученым, точнее не только ученым. Это был богослов-мистик, богослов-молитвенник и подлинно церковный мыслитель. Он жил Православием, но пламенно обличал православизм. Он был послушным клириком, но был непримиримым врагом церковного лакейства и архиереепоклонства. Он был верен традиции, но бесстрашно выступал против удушения церковного творчества и свободы богословской мысли. И однако эта преданность свободе не делала его диссидентом, каким его нам хотелось бы представить. В этом человеке было слишком много от благородного рыцаря, который всего себя посвятил служению Истине».


«Христианство или „церковничество“»,
митрополит Антоний Сурожский


Максимально честный и открытый разговор о главном и второстепенном в духовной жизни. Беседы митрополита Антония посвящены одной из наиболее острых проблем современного христианина — опасности подмены живой веры формальной религиозностью, подмены Церкви ради Христа Церковью ради Церкви. В книгу также включены размышления учеников и духовных чад владыки Антония.

Текст единожды публиковался в научном журнале, широкой публике представлен впервые.

Протоиерей Павел Великанов: «Беседы Владыки пропитаны болью врача, который стоит у постели веселого больного — веселого не из-за хорошего самочувствия, а из-за высокой температуры и лихорадки. Эта боль настоящей любви побуждает не разделять болезненный задор пациента, а остужать его горьким лекарством правды, потому что только правда — спасительна.  Богословие Владыки Антония пропитано очень конкретной любовью к человеку — не абстрактному, лишь только «умозрительному», а вполне реальному — тому, кто сейчас находится рядом, кого надо учиться принимать таким, какой он есть сейчас, а не в далеком будущем». 


«Философские обрывы»,
преподобный Иустин (Попович)


Архимандрит Иустин (Попович) — прославленный в лике святых архимандрит Сербской Православной Церкви, доктор богословия. Его классический труд «Философские обрывы» — цикл статей, собранных в книгу в период между двумя мировыми войнами. Драматичная, экспрессивная, написанная удивительным языком, соединяющим богословие и поэзию, книга посвящена осмыслению трагического кризиса европейского гуманистического мышления и радостной встрече со спасительной философией Богочеловечества. 

Епископ Афанасий (Евтич): «Отец Иустин говорил, каждый человек пишет евангелие об Иисусе Христе, ибо пишет евангелие о человеке и о встрече человека с живым Богом. И поэтому Евангелие не кончается. Весь мир есть Евангелие, каждый человек есть ходячее евангелие».


«Безграничная любовь»,
архимандрит Лев Жилле


Книга отца Льва Жилле, наставника митрополита Антония Сурожского, наполнена радостной вестью о том, что мы все, без исключения, в каждую минуту нашей жизни любимы Богом.

Автор касается сердец самых разных читателей, открывая для нас безусловную любовь Небесного Отца. Она изливается всегда и на каждого, независимо от наших успехов, степени «праведности» или «греховности», социального статуса и положения.

Лев Жилле: «Божественную Любовь можно сравнить с окружающим нас атмосферным давлением, которое поддерживает каждого и в то же время оказывает на него давление со всех сторон. Любовь осаждает каждого и пытается найти в нем лазейку, тропку, ведущую к сердцу, через которое Любовь сможет проникнуть повсюду. Различие между грешником и святым состоит в том, что грешник закрывает свое сердце для Любви, тогда как святой открывается этой Любви навстречу. Любовь в обоих случаях одна и та же, и давление будет одним и тем же. Но один отвергает, а другой принимает. (Не бывает приятия без предварительного участия благодати, но ведь благодать была предложена и тому, кто ее отверг.) Различие — не со стороны Бога, а со стороны человека».


«Введение в литургическое богословие»,
Александр Шмеман


В 2021 году исполнилось 100 лет со дня рождения протопресвитера Александра Шмемана, выдающегося мыслителя, богослова и проповедника XX столетия. Его внутренняя свобода и широта мысли поражают и завораживают, заставляют думать и сомневаться.

Мы решили, что юбилей — прекрасный повод издать его знаменитый труд «Введение в литургическое богословие».

Отец Александр никогда не отделял богослужение от жизни, для него литургия — это и есть жизнь, а литургическое богословие — опыт познания Бога через молитву Церкви. Книга собрана на основе докторской диссертации отца Александра, она призвана вдохнуть оживляющий смысл в привычную рутину церковной жизни. 

Александр Шмеман: «У подавляющего большинства православных отсутствует интерес к смыслу богослужения. Оно воспринимается и переживается в категориях мистико-эстетических, но никак не «логических». Оно действует на душу верующего своей сакральностью, таинственностью, всем своим характером «инобытия». Все, что попадает в его сферу, обрастает сложными символическими объяснениями, причем очень характерно, что в этом символизме почти нет символизма Церкви: так, Литургию любят изъяснять как изображение жизни Христа, но кто изъясняет ее как выражение жизни Церкви, как акт, вечно ее осуществляющий? 

Кто знает, что в этом акте она не изображает жизнь Христа перед взором верующих, а являет, созидает и исполняет себя как Тело Христово? Верующий любит обряды, символы, всю атмосферу храма, это привычное и драгоценное питание для его души, но эта любовь не жаждет понимания, потому что назначение культа в том и мыслится, чтобы духовное переживание и питание давать. Богослужение перестало быть для церковного общества самосвидетельством Церкви о себе».

Оставить отзыв
Уже зарегистрированы? Войти