11 Февраля 2021

«Восприятие высокой музыки — это прежде всего духовный процесс»

Бог и культура

Роман Насонов — кандидат искусствоведения, доцент кафедры истории зарубежной музыки Московской консерватории, известный публицист и автор книги «Музыка: диалог с Богом. От архаики до электроники». Делимся избранными отрывками из интервью Романа порталу «Горький».


— Кто-то из ваших учеников успел ознакомиться с книгой и отозваться о ней?

— Некоторые мои бывшие студенты прочитали отдельные главы и пишут, что узнают через их текст интонацию моего голоса — ту, что слышали в консерваторских стенах. И, конечно, очень приятно узнавать об этом, но моя книга — это ни в коем случае не избранные лекции по истории музыки и вообще не строго научная литература. Это попытка услышать в лучших музыкальных произведениях, созданных человечеством, опыт христианской европейской цивилизации в его развитии — вплоть до наших дней, в той мере, в которой европейская духовная традиция существует ныне, сохраняя свою идентичность благодаря культурной памяти. 

Вот почему мой читатель многое потеряет, не установив контакт с творчеством величайших европейских композиторов и с теми конкретными шедеврами, которые я с большей или меньшей степенью подробности на страницах своей книги обсуждаю. В большом приложении к изданию я поместил список таких опусов и указания на их конкретные исполнения — не потому, что хочу навязать слушателям конкретную версию исполнительской интерпретации, а для того чтобы дать минимальное представление о том, каким музыкантам можно доверять, на какие записи надо равняться, выстраивая свой собственный опыт восприятия искусства. Можно сказать, что моя книга — островок в море классической музыки: с него можно начинать собственное большое плавание.

Роман Насонов

— Какое место в вашей истории занимает массовое искусство?

— Оно существенно потеснило в XX столетии искусство, которое называют классическим, высоким, и это стало главным признаком наступления новой эпохи. Недавно в МГУ мои студенты писали эссе, и одна девушка замечательно высказала мысль, что раньше человек думал о проблемах космического порядка, о том, является ли он песчинкой в вихре бытия, а сегодня мы живем проще, нас занимают любовь, психологическое здоровье, качественное потребление. Так стоит ли нас осуждать? Мы имеем ту музыку, которая соответствует нашей жизни.

Польза от массовой культуры огромна. Скепсис возникает лишь в случаях, когда ее представители претендуют на то, чтобы решать не мелкие бытовые и душевные проблемы своих поклонников, а вопросы, относящиеся к смыслу человеческой жизни. Ко всему можно быть терпимым, но зачем терпеть фальшь? Если бы на страницах книги мне потребовалось дать краткое определение массовой музыки, то я бы сказал, что это такое искусство, когда Бог, вполне возможно, и «есть», но поговорить с Ним не о чем.

— Как бы вы могли сформулировать общую идею всей книги?

— Мне захотелось рассказать историю классической музыки связно и по-новому, проследив, как максимализм христианства, наиболее полно проявляющийся в эсхатологии, трансформировался в нигилизм и богоискательство (представляющие две стороны одной медали) и как современные композиторы продолжают начатый тысячу лет назад диалог с Богом, внутренне смиряясь с несовершенством мира или, напротив, пытаясь довести конфликт с ним до крайнего предела.

Все это имеет непосредственное отношение к недоразумениям, часто преследующим современного слушателя музыкальной классики: почему прекрасная музыка, возвышающая, как принято считать, человеческую душу, так часто вызывает у нас скуку? Неужели проблема состоит в пресловутой «элитарности» классического искусства, особенно если оно создано в наши дни? Действительно ли посетителям филармонических концертов необходим «экспертный» слух (согласно теории Адорно)? И что делать на концерте тем, кому «медведь наступил на ухо», в конце концов?

Разъясняя читателям смыслы, запечатленные в творческом наследии композиторов разных исторических эпох, я стремлюсь показать, что восприятие высокой музыки — это прежде всего духовный процесс, что переживая мысли и чувства, заложенные в музыкальном опусе его творцами, мы значительно обогатим собственную жизнь, стоит только этого захотеть. Условности классической музыки не так велики, как это часто внушают, и все возникающие барьеры преодолимы, если нами движет желание понимать и открытость новому, если нам есть что сказать Богу и мы хотим услышать Его ответ.

Оставить отзыв
Уже зарегистрированы? Войти