17 Мая 2018

Вера и сомнения

Верую, Господи! помоги моему неверию (Мк.9,24)


Вознесение – это день, когда Господь окончательно оставил свой человеческий облик и перешел в божественную форму, стал невидим для людей. Вознесся на небо к своему Отцу, свидетелями чего стали апостолы и последователи Христа.

Без преувеличения, это были последние люди, которые видели Бога во плоти. У них оснований для сомнений в Боге и его заповедях, было гораздо меньше, чем у современных людей. Хотя, как нам известно, и среди апостолов не все поверили в Воскресение, пока не увидели живого Иисуса Христа. Что говорить о нас, живущих спустя 2000 тысячи лет, никогда не видевшие не то, что Бога, а даже чуда никакого не встречали, обычная такая себе жизнь.

В наши дни человек устроен таким образом, чтобы поверить он хочет иметь факты и доказательства. Но даже получив свидетельства святых, подвижников и обычных людей, человеку сложно верить в то, что он никогда не видел лично. Рациональный мозг то и дело подкидывает сомнения. Требует увидеть, потрогать, понюхать или хотя бы краешком уха услышать.

Маловерие — недостаточно твёрдая убежденность в истинности учения Церкви о Боге как о Творце, Промыслителе, Спасителе и Судье мира; недостаточно твёрдое упование на Божественный Промысл; ненадлежащее следование Божьему закону.

Вера и сомнения

Сомнения, неуверенность, маловерие, недостаточная вера– это названия одного и того же сорняка, который засоряет человеческую душу и сердце. Сколько не пропалывай, возникает там вновь и вновь. А так хочется избавиться от него, ведь неуверенность мучает человека, каждое сомнение отдаляет его от Бога. Вот так и разрываются люди между стремлением всецело открыть Господу сердце, начать жить по заповедям, соблюдать все правила, доверить свою жизнь Христу и сомнениями, которые рождают в последствие лень и уныние.

Вера – это добровольный союз Бога и человека. Чтобы этот союз произошел, нужно быть уверенным в вещах невидимых, оставить всему чудесному место в нашей жизни.

Константин Мацан, автор книги «Праздники, которые всегда с тобой. О православных праздниках и святых», в своей книги размышляет о том, как современному человеку «быть уверенным в вещах невидимых». Предлагаем вашему вниманию отрывок из его книги:

Уверенность в невидимом


Ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие (Ин. 20: 29), — сказал Христос апостолу Фоме, пожелавшему своими глазами убедиться в том, что Спаситель жив. Через сорок дней после Пасхи — в день Вознесения Господня — этот призыв станет актуальным для всех будущих христиан в истории. В Послании к Евреям апостол Павел определил веру как уверенность в невидимом (Евр. 11: 1). И действительно, абсолютное большинство христиан верили и верят в Того, Кого никогда не видели. Существует, конечно, внутренне духовное зрение, но речь о другом. День Вознесения Христа на Небеса подвел черту под недлинным списком Его современников, которые могли встретить Спасителя ходящим по земле.

Ну и что, казалось бы, такого? Абсолютное большинство мусульман никогда не видели Мухаммеда. Абсолютное большинство буддистов — Будду. Все верно, но есть существенное отличие.

С точки зрения ислама Мухаммед в точности передал слова Аллаха, но пророк — как бы гонец с письмом, и личность гонца на содержание письма никак не влияет. То, что мусульманин не встречал живого Мухаммеда, не мешает ему быть мусульманином — знать, чему пророк научил и как прожил свою жизнь и следовать этому.

В буддизме Будда Шакьямуни — первый в истории человек, который достиг просветления и оставил всем остальным инструкцию, как это сделать. С буддистской точки зрения Буддой может стать каждый. Личной встречи с основателем религии не требуется, если можешь соблюсти его рецепт.

У христиан — иначе. В Новом Завете разными словами высказана одна и та же мысль: в центре христианства — Личность Христа, Он Сам как Таковой, а не просто Его учение или события Его жизни. Я есмь путь и истина и жизнь (Ин. 14: 6), — говорит о Себе Христос. Уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал. 2: 20), — говорит о Спасителе апостол Павел. «Христианин — это тот, кто в любой ситуации рассуждает: а как бы на моем месте поступил Христос?» — формулирует Достоевский. Какой же должна быть глубина упования на Того, Кого никогда не видел…

Призыв быть «уверенным в вещах невидимых» актуален не только для тех, кто не мог видеть Христа ходящим по земле. С таким же испытанием на веру столкнулись и апостолы в день Воскресения. Когда Петр и Иоанн узнали, что Гроб, где похоронен Христос, пуст, они помчались туда. Первым вошел во Гроб апостол Иоанн. Трудно даже представить, что он мог в тот миг почувствовать! Какой спектр различных догадок и домыслов должен был за долю секунду пронестись в его голове! Выкрали? Унесли? Разыграли? Ошиблись гробом? Да все что угодно! Но лаконизм евангельской фразы как будто подчеркивает непоколебимость Иоанна: И увидел, и уверовал (Ин. 20: 8). Из всех возможных вариантов он выбрал самый невероятный и стал уверенным в том, чего еще не видел, — в Воскресении Христа.

«Блаженны невидевшие и уверовавшие». Слово «блаженны» означает — «счастливы». Это — счастье чувствовать себя человеком с развязанными руками. Как можно объяснить поступок апостола Фомы, которому не хватило свидетельств друзей о Воскресении Христа? Он не готов был сразу поверить, он хотел знать. Знание неминуемо требует доказательств и тем самым ставит рамки (кому, например, нужна недоказанная теорема, если ей нельзя воспользоваться?). Между тем вере доказательства ни к чему, они есть, вернее, могут быть предоставлены — но саму веру отдельно взятого человека не умалят и не возвысят. Вера не может быть ничем иным, кроме как актом свободного выбора. А значит — свойством подлинно свободного человека. А как иначе быть уверенным во всех этих «невидимых вещах»?

Есть мудрый афоризм: «Чтобы верить, надо знать». Дескать, «слепая» вера неполноценна, нужно иметь представление о Священном Писании, об истории Церкви и т. д. Это утверждение бесспорно, но, мне кажется, существует и еще одна разгадка. Раз миллионы людей приходили к вере — к «уверенности в невидимом» — уже после Вознесения, значит, было в этом «невидимом» что-то настоящее. Трудно вообразить, чтобы миллионы христиан две тысячи лет коллективно обманывались. Произнося «уже не я живу, но живет во мне Христос», апостол Павел говорил о Том, Кого не видел, но о Том, Кого точно знает. И знает, стало быть, не по рассказам других. У апостола был только один путь узнать Христа — сердцем. И вправду, «чтобы верить, надо знать» — невозможно верить, не зная сердцем Того, в Кого веришь. А сердце, как известно, не обманешь.

Праздники, которые всегда с тобой. О православных праздниках и святых

Мацан Константин

Какое отношение церковный календарь имеет лично ко мне, современному человеку, живущему здесь и сейчас?— задается вопросом автор этой книги. В поисках ответа он размышляет о православных праздниках и святых.

Семьдесят пять историй рассказывают о крупнейших праздниках с января по декабрь, а также о днях памяти православных подвижников — как широко известных, так и тех, чьи имена звучат нечасто.