15 Мая 2018

Цивилизация лидеров

Воспитание детей

«Сегодня в России очень распространена идея, что нужно выгрызть для себя место, догнать и перегнать всех. Мы, родители, транслируем это детям едва ли не с песочницы. Но не все же могут и должны становиться лидерами! Как не искалечить детей стремлением к успеху, но при этом помочь им найти себя?»

Екатерина Бурмистрова, психолог.

В современном мире ребенок еще не успел родиться, а его родители уже строят планы о том, кем станет новорожденный, когда вырастет. Папа настаивает, что сын обязательно станет великим (не меньше) спортсменом и поедет на Олимпийские игры. Папа приложит к этому все усилия. Мама мечтает о том, что дочка освоит несколько иностранных языков, поступит в престижный вуз, построит успешную карьеру, научится играть на трех музыкальных инструментах, обязательно станет важным человеком. Кандидатом наук как минимум. Мама будет стараться изо всех сил.

А как же ребенок? Чего хочет он? Что будет для него полезно? В чем его талант и призвание? Все ли должны быть лидерами?

Душа вашего ребенка

Артур Джон Элсли “Игра в свадьбу”

И вот ребенок приходит в этот мир, со своей уникальной душой. У Бога о нем есть Свой замысел! В чем же задача родителей? Лезть из кожи вон, чтобы вырастить успешного по сегодняшним меркам человека? А может быть, именно в том, чтобы понять, кто живет рядом с ними, и помочь Божьему замыслу воплотиться?

Могут ли родители ставить перед собой определенную воспитательную цель и рассчитывать на какой-то конкретный результат? Например, чтобы их дети выросли счастливыми? Но счастье ни в коей мере не зависит от родителей. Чтобы дети были успешны? Это опасно — так можно невольно добиться противоположного результата.

«Нет на самом деле никакого специального процесса воспитания. Есть просто жизнь рядом с детьми!»

«Не надо ставить никаких воспитательных целей!» — вот одна из идей книги «Душа вашего ребенка. 40 вопросов родителей о детях». Предлагаем вам отрывок «Цивилизация лидеров» из этой книги:


Разговор продолжается уже не первый час и не впервые заводится:

 — Хватит с меня английского и компьютерных курсов! Не нужен мне репетитор по физике!

 — Данила, послушай, — сегодня Егор настроен очень серьезно. — Если ты не вытянешь физику, в нормальную школу тебя не возьмут. С этой у тебя нет никаких шансов попасть в приличный вуз. А чтобы туда попасть, надо вкалывать уже сейчас.

— Я не хочу попадать в приличный вуз. И вкалывать — меня не радует.

— А какие варианты? Всю жизнь у нас на шее сидеть? Ты пойми, без нормального образования у тебя никаких шансов на хорошую работу и приличную зарплату.

 — Ты уже второй раз сказал, что у меня никаких шансов. Ты правда так думаешь?

— Ты ни к чему не хочешь прикладывать усилия и не стремишься подняться выше и быть лучше других.

 — А зачем?»

Ожидания века реализации личностных возможностей, в который мы живем, таковы: если ты не раскрываешь свой потенциал (желательно сразу по всем направлениям), если у тебя нет непрерывного поступательного движения, то ты неудачник, «лузер». 

Не так давно я пришла на праздничный концерт к своей дочке, которая учится во втором классе. Дети приготовили номера, родители смотрели, слушали, аплодировали. Но нужно было видеть, насколько серьезно относились мамы и бабушки к каждому успеху или не полному успеху ребенка! Простого умиления от того, что дети постарались и что-то сделали, не было. Было тревожное ожидание в глазах: как бы мой не оказался худшим! Родители были напряжены, детишки нервничали. Во взглядах, сдвинутых бровях и улыбках читалось: «Ты должен, не подведи…» Всем был крайне важен не процесс, а результат. Это весьма уязвимая позиция, особенно по отношению к детям. 

Получается, то, что должно приносить радость — любые успехи ребенка, — подвергается взыскательной оценке, а часто — и жесткой критике. Родители просто не осознают, что, желая лучшего и не оценивая реальные достижения, они подрывают у детей веру в себя.

Можно ли изменить такое положение вещей?


Во-первых, можно постараться не ожидать от детей того, что не удалось когда-то реализовать нам самим. Психологи называют это семейной проекцией: надежды и ожидания, нереализованные представителями одного поколения, переносятся на следующее. Нередко это происходит на подсознательным уровне: любуясь ребенком, мы можем на самом деле любоваться собой. 

Очень важно для начала хотя бы осознать это. Не хотим ли мы, чтобы ребенок хорошо катался на коньках только потому, что сами в детстве мечтали об этом? Не предполагается ли по умолчанию, что сын и дочь окончат музыкальную школу, потому что это не получилось у мамы, и окажутся способными к языкам, что всегда было папиной мечтой? Почему желание сына стать кабинетным ученым папа принимает в штыки? Может быть, у папы не получилось заработать много денег, хотя он очень хотел, и теперь он уверен — ничего, с этим должен справиться сын (разумеется, не в научном институте)? 

Признаки того, что работает «семейная проекция»: мы расстраиваемся, сердимся, негодуем, если в реализации детей что-то идет «не так». А в результате наши дети не живут как живется, а вынуждены постоянно кому-то что- то доказывать.

Многим кажется, что высокие требования к ребенку стимулируют его и побуждают к активным действиям. Возможно, кого-то это и сможет закалить, но из большинства сделает невротиков, задавленных бременем невыполненных ожиданий. Вот реальная история, рассказанная на одном из семинаров по психологии семьи. Отец семейства с непередаваемым чувством говорил о том, как родители реагировали на его успехи: «Получил первый юношеский разряд по плаванию — хорошо, но можешь лучше! Принес по окончании школы серебряную медаль — хорошо, но можешь лучше! Сдал лучший диплом за выпуск — то же самое…» Отсутствие полноценного признания, скупость на похвалу во многом определили и характер его отношений с родителями, и его подход к жизни.

Требуя от детей максимально возможного результата — не среднего, не такого, какой получится, а именно максимального, — мы можем дезориентировать их, лишить возможности занять достойное, хотя и не лидерское место в жизни. Ведь лидером может стать далеко не каждый!

Ситуация немного упрощается, если в семье подрастают несколько детей. Один ребенок — пучок проекций. Двоим уже легче. Если детей много, проекции, скорее всего, распределятся между ними. Это не реклама повышения рождаемости. Это просто описание ситуации.

В больших городах свирепствует «образовательная горячка». Родители начинают тревожиться о достойной нише на современном (нередко международном!) рынке труда для своего ребенка, едва ему исполнится три года. Ближе к школе во многих семьях случается что-то вроде того, что с нами происходило при подготовке к поступлению в университет. Причем критерий успеха связан теперь с очень узким набором профессий. Как рассказывал мне один знакомый, большая проблема сейчас в России с профессиональными сварщиками — приходится из Швеции везти и платить большие деньги за их работу. Я вовсе не против образования и раннего развития способностей. Только важно не забывать при этом, что учебные показатели ребенка не регулируются тем, насколько старается он сам и сколько вложили в него родители и педагоги. Есть индивидуальный уровень способностей, есть психофизические показатели, например, выносливость и стрессоустойчивость, есть, в конце концов, и собственный уровень притязаний.

Сегодня ребенок нередко воспринимается взрослыми как долгосрочный инвестиционный проект. В выращивание, образование, отдых, медицинское обслуживание и прочее обеспечение наших дорогих детей мы десятилетиями вкладываем все душевные силы и немалые материальные средства. И конечно же, рассчитываем со временем получить дивиденды.

Не вкладываться в детей, конечно же, нельзя. И в нас самих немало было вложено. Но вот ожидать от них какой-либо отдачи мы не вправе. То, что вложили мы, детям предстоит передать собственным детям. Найти себя ребенку поможет такая позиция родителей: «Ты родился в нашей семье, но ты — не наша собственность. Мы помогаем тебе взрослеть, любим тебя и делаем все, что в наших силах. Ты вправе выбирать в жизни то, что тебе ближе, и не обязан реализовывать то, что не получилось у нас. Если ты выберешь то, что нам сложно принять, мы постараемся сделать все, чтобы твой выбор нас не разделил». Предположим, мы все это поняли, но изменить собственный подход пока не можем.

Что делать родителям-перфекционистам?


Увидеть и назвать проблему — значит на треть приблизиться к ее разрешению. Если же нам удастся немножко дистанцироваться от нее, то можно задать себе вопрос: как завышенные ожидания и «семейные проекции» влияют на нашу повседневную жизнь? Когда именно мне начинает казаться, что ребенок «должен быть лучше»? Задавая себе эти вопросы, мы хотя бы отчасти снимаем остроту наших ожиданий. Слава Богу, сейчас не война, когда материнство требовало настоящих жертв. Но современные мамы нередко жертвуют самореализацией, отказываясь от того, что им в жизни важно и интересно, чтобы вырастить детей максимально успешными. И это — один из механизмов запуска «семейных проекций». Человек, чувствующий, что он на своем жизненном месте, будет требовать меньше невозможного от детей. Счастливый человек скорее пойдет навстречу их свободному выбору и желаниям. Поэтому не отказывайтесь без нужды от того, что дарит вам радость!»


Прочитать еще больше интересных и полезных ответов на самые актуальные вопросы о воспитании детей вы можете в книге «Душа вашего ребенка. 40 вопросов родителей о детях».

Душа вашего ребенка. Сорок вопросов родителей о детях" - 4-е изд.

Нефедова Марина

Как правильно разрешить конфликты братьев и сестер? Сколько ребенку нужно свободы, чтобы воспитать в нем ответственность? Что делать, когда ребенок врет?

С этими и многими другими проблемами вам поможет справиться эта книга, содержащая в себе советы профессиональных психологов, православных священников, педагогов и родителей.