21 Августа 2018

Русская литература — дитя Евангелия?

Знакомство с Православием

Вы читаете художественную литературу? Тогда вы на пути к Богу и к истине. Так считает автор книги «Духовная Жизнь» протоиерей Андрей Ткачев, и вот почему:

Первое соприкосновение с Евангелием совершается иногда на страницах самых неожиданных книг. Даже на страницах атеистической литературы можно встретить Христа и заинтересоваться. В советские годы массовыми тиражами выходили «Занимательная Библия», «Смешная Библия», «Критическая Библия», где всякие писаки выдирали из священных текстов какие-то, как им казалось, несообразности, странности или жестокости и пытались их высмеять: вот, мол, какова ваша Библия! Эта книга жестока, а ваш Бог безнравственен! Атеистическая пропаганда строилась на библейских текстах, и неизбежно авторы их цитировали.

И есть свидетельство, что верующие люди вырезали из «Забавной Библии» евангельские цитаты, вклеивая в небольшие тетрадочки. И у них получались маленькие евангельские цитатнички, сплошь составленные из отрывков, казалось бы, атеистической литературы. Вот какое неожиданное действие могли иметь эти издания. Происходила встреча с Христом. И скажите мне, кто в атеистическое время мог повстречать Христа быстрее: тот ли, кто вообще ничего не читал, или тот, кто читал даже книги безбожников?

Поэтому я считаю и давно в этом убежден, что человек, вообще чуткий к слову, к мысли, к миру идей, ходит где-то возле Господа. И у Господа увеличивается возможность для прикосновения к его душе, которая благодаря восприимчивости к чтению делается к этому готовой.

Почему значительное число святых отцов были греками? Потому что греки — это в новозаветные времена самый жадный к истине народ. Евреи знали истину — она им была открыта, насколько можно было ее вместить. Все остальные искали истину. Императоры — в создании больших империй и в военных победах, египтяне — в приготовлении к загробной жизни, в мистической философии, погребальной тематике (и были в этом уникальны; евреи не зря оказались в плену именно у египтян, которые были поглощены идеей загробного бытия и жили так тысячи лет). Римляне — это творцы юридической системы, дисциплинированной армии и могучей империи. Это особое явление, которое до сих пор влияет на весь мир. А греки имели культуру, жадную до истины как таковой.

Рафаэль Санти. Платон и Аристотель

Рафаэль Санти. Платон и Аристотель. 1508-11. Ватикан

У них было стремление не к истине военных побед (хотя они тоже умели воевать), а именно к высшей правде, открывающейся умному взору, к истине, которую можно созерцать и с бескорыстной радостью ей наслаждаться. Их интересовали красота, справедливость, ум. И когда на перепаханную этими вечными вопросами греческую культурную землю упало семя евангельской проповеди (а Евангелие и писалось в основном на греческом языке, Новый Завет — это же грекоязычная книга), из нее выросли христианские проповедники и богословы. Оттуда же пошли и еретики, конечно. Иначе и быть не может, тучная почва дает и сорняки. Но тут же появились подвижники-богословы, которые стали обличать ереси.

В этой борьбе родилась святоотеческая литература, апологетика, экзегетика и многое из того, что мы имеем. По отношению к нам это означает следующее. Поскольку мы говорим на русском языке (не важно, кто я по крови — русский, татарин, мордвин или во мне кипит смесь из четырех или семи кровей) и по образу мышления относимся к русской культуре, то мы имеем великую прерогативу быть в родстве с русской литературой.

А русская классическая литература (хотя я ничуть не умаляю достоинство «Слова о полку Игореве» или «Печерский патерик» протопопа Аввакума) с теми же Пушкиным, Толстым и Достоевским, Платоновым и другими — это несомненное дитя Евангелия. Причем одно из самых любимых детей Евангелия. И даже — с Островским, написавшим «Как закалялась сталь», и с «Чапаевым» Фурманова, с поэмой Блока «Двенадцать» и с эксцентричной женской поэзией Цветаевой.

Русская литература — это прямой плод Евангелия. И поскольку мы живем внутри этой культуры, то у нас есть возможность и множество поводов окунуться в Евангелие, упростив себе дорогу к нему через литературную стихию. И конечно, как у греков были не только святые, но еще и мощные еретики, так и в литературе что хочешь встретишь — и тупики, и потемки, и пропасти, и провалы.

«Духовная жизнь» из серии «Ступени веры»

Нам посчастливилось родиться в русской культурной среде. Что такое русская литература? Это поиск смыслов бытия. Это нравственная боль о человечестве, о конкретном человеке как носителе страданий всего человечества. И у нас облегчен переход к Евангелию через художественную литературу. Поэтому мне близки люди, много читающие и интересующиеся толстыми журналами, поэзией, философскими статьями. Я думаю, эти люди находятся в поиске Христа, подчас сами не отдавая себе в этом отчета. Не факт, что они все найдут Христа, не факт, что они все, найдя, потом от Него не отвернутся, обжегшись обо что-то в церковной действительности. Но ищут они именно Христа. Русские люди, читающие много, находятся в активном поиске живого Бога. Для меня это несомненно.


Больше рассуждений о духовной жизни ищите в книге протоиерея Андрея Ткачева «Духовная жизнь» из серии «Ступени веры».