12 Марта 2018

«Мужчины с Марса, женщины с Венеры»

Семейная психология

Мужчинам кажется, что в общении с женщиной они всегда ведут себя наилучшим образом. Женщины также убеждены в своих благих намерениях по отношению к мужчинам.

Почему же тогда возникает столько недоразумений и конфликтов? Почему сценарии поведения в отношении друг друга не распознаются мужчиной и женщиной как наилучшие?
Священник Пётр Коломейцев в своей книге стремится ответить на эти вопросы и показать путь к женственности, которая не соперничает с мужским началом, не превращается в кокетство, но сохраняет глубокую доброту, любовь и искреннюю веру.

Понять друг друга



Одна дама весьма преклонного возраста поделилась со мной воспоминаниями о школьном детстве. Она застала время, когда девочки обучались отдельно от мальчиков.

По идее, такое разделение должно было помочь детям осознать, к какому полу они принадлежат. А на самом деле получалось, что эта разница, наоборот, уходила из воспитания, потому что ко всем детям относились одинаково. Моей собеседнице запомнился преподаватель, который очень возмущался подписями на чертежах.

В углу листа есть так называемый «штамп», в котором указываются данные работы. Он говорил: «Так, Чертила Иванова? Что это за Чертила? Я никаких Чертил не знаю. Пожалуйста, пиши нормально: „Чертил Иванова“». Моя собеседница чувствовала себя бесполым человеком. Когда в университете, а потом на работе ей пришлось столкнуться с миром мужчин, она стала воспринимать их как недоделанных людей.

Позднее, взаимодействуя с обоими полами, она осознала себя прежде всего женщиной, а не просто человеком. «Я поступаю, думаю, чувствую, веду себя как женщина», — призналась она. И еще к своим восьмидесяти годам она сделала для себя открытие: «Мы очень разные, мужчины и женщины. И мы не можем понять друг друга».

Иногда это непонимание, а точнее, незнание кажется полным и вызывает некоторый ужас сторон перед лицом друг друга. Вот как, например, описаны в одном романе похожие переживания героя-детдомовца:

«За полчаса до начала рабочего дня, в пятницу, Веня уже сидит в своей комнатушке, выгороженной в конце коридора. К началу большой тактическо-штабной игры все должно быть готово. Позиции обозначены, солдатики расставлены. „Ну, где ваше просо?.. Ему всегда казалось, что, наступая на его рубежи, выбрасывая свои козыришки, противная сторона, то есть дамы, ведавшие балансировкой и гармонизацией всех элементов недельных программ, про себя дружно напевали: „А мы просо сеяли, сеяли… И тут же кидали подлянку: вместо стихов Некрасова требовали стихи Кольцова.

Чем Кольцов, уроженец воронежских краев, в данный момент оказывался желательней уроженца Ярославщины, Веня понять не мог. Да и никто понять этого не мог. „О Волга, колыбель моя! Для этого надо иметь мышление инфернальное. Но Веня и не спрашивал. Мог выпасть ответ, на отгадке которого немудрено и сломаться. Например, что Некрасов не корреспондируется! С чем? Почему? „Дай ответ. Не дает ответа. …Не дано ему, Вене, проникнуть в сакральную суть дамской психологии. А спорить — себе дороже».

О том, насколько мы разные, красноречиво говорит название книги американского семейного психотерапевта Джона Грея «Мужчины с Марса, женщины с Венеры».

Причина противоречий между полами кроется в том, что мужчины относятся к женщинам как к себе подобным, и женщины отвечают им тем же.


«Мужчины ошибочно полагают, что женщины думают, ощущают, реагируют на те или иные вещи так же, как сами мужчины; женщины ошибочно полагают, что мужчины думают, ощущают и реагируют так же, как они, женщины. Мы забыли о том, что мужчины и женщины изначально отличаются друг от друга.

В результате наши взаимоотношения изобилуют ненужными трениями и конфликтами», — пишет Грей.

 Не претендуя на глобальное исследование в области гендерных отличий, приведу для примера некоторые из них.

Как мы слушаем друг друга


1.jpg

Мы входим в общение с разными коммуникативными целями. Мужчина слушает, чтобы получить максимальный объем информации. Он обрабатывает материал и задает вопросы, которые помогают ему разобраться в теме, то есть вначале он набирает информацию, а потом ищет, что нуждается в пояснении.

Женщина задает в процессе слушания вопросы, которые могут казаться посторонними: «А сколько ему лет? А кто у него папа? А какого цвета у него волосы?» Вопросы появляются сразу и как будто бы не относятся к делу.

Процесс обмена информацией оказывается для женщины важнее результата коммуникации.

Иногда в диалоге между собеседниками возникает полное непонимание, потому что мужчина стремится к результату — передать некоторый объем информации, а для женщины начинается долгожданный процесс общения.

Разница в коммуникативных подходах затрудняет общение и поиск компромиссов в конфликтных ситуациях. «Начав спорить по какой-либо причине, большинство пар уже через пять минут ссорятся по поводу способа ведения этого спора», — пишет Джон Грей.

Как мы едим


1.jpg

Мужчине надо поглотить и переварить пищу. А женщина, как говорила моя бабушка, «вэзгает по тарелке»: кусочек того, кусочек сего, потом вдруг взяла фрукт. Или хозяйка накрывает на стол, а сама не садится вместе со всеми: «Вы ешьте, а я сыта буду». Она пробовала еду, пока готовила, и уже сыта.

Мужчина занимается делом, создает энергетический запас. Когда он, что называется, уплетает за обе щеки, мы относимся к этому спокойно — работник, все понятно.

Для женщины принятие пищи является общением. Она любит кормить других — мужа, гостей, животных, но редкая женщина будет готовить для себя.

Думается, что знаменитая заливная рыба у героини фильма «Ирония судьбы» не получилась потому, что ей нечасто приходилось готовить самой себе сложные блюда.

Если женщина вдруг начинает «загребать ложкой», это, скорее всего, признак беременности, стресса, какого-то нетипичного положения вещей. Потому что «в норме» она лениво копается в еде, а между делом балуется булочками, шоколадками, что в конце концов приводит к соответствующим последствиям.

Отрывок из “Книги о женственности”

Книга о женственности

Священник Петр Коломейцев

«Что-то происходит с современными женщинами, они словно заблудились, разминулись с представлением о себе, о своей женственности. Как нам понять, какая же она вообще, женщина?», – так начинает свое повествование автор этой книги, священник Петр Коломейцев.

«Если женщины станут подлинно женственными, многое в этом мире встанет на свои места без усилий и борьбы. Не мир должен изменить женщин, а женщины могут изменить мир», – уверен автор книги.