8 Июля 2020

Кошачья история любви

Современная литература

Отрывок из книги Марины Журинской «Мишка. О любви к Божьему созданию»


Мы пережили замечательный эпизод, вполне в духе великого юмориста Вудхауза, утверждавшего, на примере Дездемоны и Отелло, что сильнее всего на женское сердце воздействуют мужские страдания. Утешать Мишку пришла дивной красоты сибирская кошка, которую мы звали Красавицей, не будучи ей представлены и не зная еще, что зовут ее Мурка. Так вот, пришла красивая Мурка, села в красивой позе и стала петь юному Мишке серенаду. 

Нужно сказать, что у самого Мишки, как у любого крупного кота, голос так себе, в домашней поэзии называемый в рифму очень сиплый теноришко, а у кошек в лирическом настроении бывает дивное контральто; этим самым контральто и пела Мурка. Мишка же, чистая душа, совершенно не мог взять в толк, чего она, собственно, хочет, и, послушав немного с видом меломана, начинал скакать и прыгать, явно предлагая ей ту или иную подвижную игру. На эти скачки дама отвечала раздраженной руладой с некоторым даже повизгиванием. Потом она брала себя в лапы и снова затягивала сладостную мелодию — с тем же исходом. Наконец, утомившись, она плюнула и ушла. Встретились они через год; результат был уже иным.

Первая взрослая зима Мишки, как и следовало ожидать, ознаменовалась тем, что, когда он начал очень неприятно орать, не считаясь со временем суток, и метить все подряд, мы озаботились поисками для него подруги. 

Нашим главным требованием было сохранение потомства (кстати сказать, Мишка в этом отношении был, если так можно сказать, «удобным» котом, и детей у него бывало немного). Наконец нашли совершенное сокровище: голубую персидскую кошечку, не очень крупную. Ее совершенно крохотным слепым котенком нашла на помойке собака и бережно доставила хозяевам. Выкармливали из пипетки разбавленным молоком. Очевидно, выбросили ее из-за дефекта внешности: на кончике хвоста — маленькая белая кисточка, как у лисы. 

Приехала к нам Маруська. И началось. Дело в том, что у котов (как и у королей) очень сильный внутренний запрет на прикосновения, и нужно долго ждать, пока инстинкт продления рода пересилит это этикетное правило. Поэтому кот, решительно устремившись за кошкой, вдруг пятится; поэтому кошка, распевая томную песнь (вообще-то они поют дуэтом), внезапно разворачивается и лупит воздыхателя по морде. Обычно проходит около суток, прежде чем бедные зверюшки обретают свое маленькое кошачье счастье. 

Но зато потом, преодолев свой поведенческий барьер, какое-то время, примерно два дня, кот и кошка заняты только собой и знать не хотят ни людей, ни еды, ни сна. Затем постепенно приходят в себя: кошечка, соскучившись по знакам людского внимания, знакомится с друзьями своего повелителя (ему это поначалу решительно не нравится), они начинают интересоваться едой и время от времени задремывают. В этом нашем случае все было очень эстетично: мы ставили на окно стеклянное блюдечко с молоком, и они, расположившись визави, дружно лакали, — и все это среди цветов. А для спанья мы поставили им рядом два стула, обитые красным шелком, который очень украшали эти серые пушистые клубочки. 

Когда кошачья жизнь стала происходить уже более или менее обособленно, мы попросили Маруську увезти. Она радостно приветствовала хозяев, но перед тем, как ее запихнули в сумку, вырвалась, метнулась к Мишке и потыкалась носиком в его морду. А он — в ее.