29 Марта 2018

Как пережить утрату и утешить тех, кто рядом?

Кризисы

«У горюющего человека есть выбор: замкнуться, провалиться в экзистенциальный вакуум или осмыслить свое горе, найти задачи, в решении которых будут отражены и продолжены связи с умершим человеком»

Фредерика де Грааф — духовная дочь владыки Антония Сурожского, более 10 лет несет служение по сопровождению умирающих и их родных в Первом Московском хосписе.

В книге “Разлуки не будет. Как пережить смерть и страдания близких” она щедро делится своими знаниями и опытом своего учителя с вдумчивым читателем, до сердца которого непременно дойдет ее голос любящего и знающего свое дело человека, день за днем берущего на себя подвиг поддержки тяжелобольных и их родственников.

Сегодня мы предлагаем ознакомиться с отрывком этой книги о том, как понять страдающего, его чувства и страхи и как пережить боль разлуки с самыми близкими.

Стадии осознания потери


Как пережить утрату

Переживание утраты, горя после потери близкого человека во многом зависит от отношения к жизни, страданию, умиранию и смерти. Близкие умершего проходят через те же фазы, что и тяжелобольной человек — «отрицание», «сделка», «депрессия», «примирение» и «надежда».

Но стоит помнить, что, кроме этих чередующихся фаз, они чаще всего через смерть близкого встречаются с собственной смертностью и осознают, что они тоже умрут. В каком-то смысле им не намного легче, чем самому умирающему.

Поэтому в уход за пациентом также должен входить «уход» и забота о его близких.

Разумеется, все знают о неизбежности смерти, но допустить эту мысль до своего сознания никто не хочет.

Как писал митрополит Антоний:

«Мы закрываем глаза, чтобы не видеть, потому что нам страшно видеть и предвидеть. И в результате смерть приходит и оказывается внезапной, в ней — не только испуг внезапности, но и дополнительный ужас того, что она поражает

нас в самую сердцевину нашей уязвимости, потому что боль, страх, ужас росли, нарастали внутри нас, а мы отказывались дать им выход, отказывались сами внутренне созреть.

И удар бывает более болезненный, более разрушительный, чем при внезапной смерти, потому что кроме ужаса, кроме горечи потери с ним приходит все самоукорение, самоосуждение за то, что мы не сделали всего, что можно было сделать — не сделали из-за того, что это заставило бы нас стать правдивыми, стать честными, не скрывать от самих себя и от умирающего человека, что смерть постепенно приоткрывает дверь, и что эта дверь однажды широко раскроется, и любимый должен будет войти в нее, даже не оглянувшись.

Каждый раз, когда перед нами встает медленно надвигающаяся утрата близкого человека, очень важно с самого начала смотреть ей в лицо, — и делать это совершенно спокойно, как мы смотрим в лицо человеку, пока он жив и среди нас. Ведь мысли о грядущей смерти противостоит реальность живого присутствия…

Можно ли быть готовым к смерти?


Как пережить утрату

Мы всегда можем полагаться на это несомненное присутствие и вместе с тем все яснее видеть все стороны идущей на нас потери. Вот это равновесие между убедительностью, реальностью и хрупкостью мысли и позволяет нам готовить самих себя к смерти людей, которые нам дороги».

Хотелось бы процитировать и Виктора Франкла:

«Когда судьба возложила на человека страдания, он должен увидеть в этих страданиях, в способности перенести их — свою неповторимую задачу.

Он должен осознать уникальность своего страдания — ведь во всей вселенной нет ничего подобного; никто не может испытать их вместо него. Однако в том, как тот, кому дана эта судьба, вынесет свое страдание, заключается уникальная возможность неповторимого подвига».

Утрата, разлука — вот самое острое переживание для родственников. Эта огромная дыра, пробоина в душе, возникшая после смерти родного человека, устрашает оставшихся в живых.

В связи с этим снова цитирую владыку Антония:

«Усопший оставляет после себя громадную пустоту. Пока человек болеет, мы погружены в мысли и заботы о нем. Мы действуем собранно и целенаправленно. Когда человек умер, очень часто оставшимся кажется, что их деятельность потеряла смысл, во всяком случае, не имеет непосредственной цели, центра, направленности; жизнь, которая, хотя была тяжела и мучительна, текла потоком, становится трясиной.

Одиночество означает также, что не с кем поговорить, некого выслушать, не к кому проявить внимание, что никто не ответит, не отзовется, и нам некому ответить и отозваться; а это означает также очень часто, что только благодаря ушедшему мы имели в собственных глазах некоторую ценность: для него мы действительно что-то значили, он служил утверждением нашего бытия и нашей значимости».

Сразу после смерти близкого, особенно если это ребенок, горе поглощает все. Если мы находимся рядом с человеком, переживающим утрату, слова здесь излишни.

Мне кажется, лишь присутствие в сострадании без лишних эмоций и слов с нашей стороны может быть уместно. Надо принять человека как он есть, и быть готовым к любому выражению чувств.

Если же горе постигло нас самих, постараемся вспомнить следующие слова владыки Антония:

«Мы должны быть готовы встретить горе, тоску, смотреть в лицо всему, что происходит внутри нас самих… Мы должны быть готовы признать, что любовь может выражаться и через страдания, и что если мы утверждаем, что действительно любим того, кто ушел из этой жизни, мы должны быть готовы любить человека из глубины горя и страдания, как мы любили его в радости, утверждая его этой радостью общей жизни. Это требует мужества».

Найти путь к успокоению


Как пережить утрату

Духовная академия, Загорск 

Итак, при всей трагичности ситуации, у горюющего человека есть выбор: замкнуться, провалиться в экзистенциальный вакуум или осмыслить свое горе, найти задачи, в решении которых будут отражены и продолжены связи с умершим человеком.

По этому поводу владыка говорит следующее:

«Всякий, кто живет, оставляет пример: пример того, как следует жить, или пример недостойной жизни. И мы должны учиться от каждого живущего или умершего человека: дурного — избегать, добру следовать. И каждый, кто знал усопшего, должен глубоко продумать, какую печать тот наложил своей жизнью на его собственную жизнь, какое семя было посеяно; и должен принести плод».

Другими словами, мы можем посмотреть на жизнь любимого человека, который перешел в вечность, выявить самое светлое, что было в нем, и твердо решить продолжать именно это светлое, чтобы мир не оскудел от того, что человек умер.

Мне это кажется важным по трем причинам:

1. Это помогает горюющему не замыкаться в своем горе, а взять на себя определенную задачу — жить светом усопшего.

2. Если человек действительно находит мужество так поступить, он будет жить в единстве с умершим. Можно сказать, что все плоды деятельности человека, который остался на земле, отныне будут принадлежать и тому, кто уже перешел в вечность, оставив свой светлый след. Это продолжение его жизни.

3. Человек, который будет так осознавать свою жизнь после смерти близкого, сумеет полно и остро, до дна пережить боль разлуки, не подавляя ее никакими средствами. Он станет примером для других людей и, пережив этот опыт страданий, будет иметь «право» потом, в будущем, помогать другим людям, оказавшимся в такой же ситуации.

Если человек верующий, у него может быть задача — в молитве так глубоко погружаться в себя, чтобы там, в этой глубине молча стоять перед Богом, зная, что в этой встрече он соединен с умершим.

Это, по словам митрополита Антония, единственное место, где можно снова быть едиными до той поры, пока мы сами не перейдем в иной мир.


Прочитать подробнее о том, как пережить горе и утешить другого, быть вместе с ними в словах, и в молчании, вы можете в книге “Разлуки не будет. Как пережить смерть и страдания близких”

Разлуки не будет. Как пережить смерть и страдания близких - 3-е изд

Фредерика де Грааф

Автор рассказывает о том, как понять страдающего ближнего, его чувства и страхи, боль, отчаяние, одиночество, как утешить, быть вместе с ним и в словах и в молчании, как сопутствовать ему в те часы и минуты, которые, быть может, становятся последними и самыми главными в его жизни.

Опираясь на глубокий духовный и жизненный опыт владыки Антония, мы можем снова осознать, что смерть близких — опытное подтверждение нашей веры в вечную жизнь, а любовь к ушедшему — утверждение бытия другого мира.