11 Февраля 2019

Что общего между кесарем, обезьяной и Адамом? Две новинки

Часто оказывается, что нет ничего более нужного, чем второстепенное. Две недавно вышедшие в издательстве «Никея» книги как раз из таких – про второстепенные вопросы, без которых мыслящему человеку совершенно невозможно жить.


  1. Александр Храмов «Обезьяна и Адам. Может ли христианин быть эволюционистом?»

  2. Протоиерей Андрей Кордочкин «Кесарю кесарево? Должен ли христианин быть патриотом?»

Слова о христианине в обоих подзаголовках говорят о том, что книги написаны с христианской позиции. Одна из них – даже священником (имеющим, кстати, оксфордское образование). Другая – ученым-палеонтологом. Но это тот случай, когда «христианский» здесь вписывается в принцип «бритвы Оккама», то есть принцип экономии мышления: если явление проще всего объяснить тем или иным способом, то и хорошо, это и есть лучшее объяснение. Кажется, проще и – главное! - красивее всего вопросы происхождения жизни и самоидентификации в современном, в том числе политическом мире объясняются христианством.

***

Итак, «Обезьяна и Адам» – это наш ответ Ричарду Докинзу – для тех, кого смущает происхождение Homosapiens в результате эволюции. Нет, не волнуйтесь, «Обезьяна и Адам» написана ученым, и он не подвергает научную теорию эволюции сомнению! Но ведь есть же вопросы, которые не дают покоя тем, кто уважает Библию. И дело не просто в бессмертной душе внутри лохматой обезьяны. С тем, что бессмертную душу можно вложить в обезьяну, еще как-то можно смириться.

Но есть то, что вызывает гораздо больше вопросов, то, что касается каждого – смерть. Эволюция – это череда смертей. А Бог, как говорит нам Библия, не создавал смерть. Она появилась из-за грехопадения. Но грехопадение совершил человек. Который появился в результате эволюции. Которая основана на смерти. Как мир и человек могли возникнуть в результате процесса, главного принципа которого – смерти – не существовало?

Обезьяна и Адам

Спор между восточным и западным подходом к познанию выиграл запад – и это определило развитие науки. Но если вернуться на ту давнюю развилку? И вот тут автор предлагает нам посмотреть на мироздание немного с другого ракурса. А что, если Большой взрыв и эволюция материи, что, если все это произошло ПОСЛЕ катастрофы, которую называют грехопадением? И тот, другой мир, описанный в первых трех главах Библии, настолько отличается от нашего, что мы в принципе, как ни напрягали бы фантазию, не в состоянии его представить? И не факт, что в том мире вообще была необходимость в смене поколений и воспроизводстве потомства – ведь может быть, все человечество целиком умещалось в Адаме и Еве? А как наш послеэволюционный мир связан с тем, первоначальным? Он ведь связан? Вообще дух захватывает от открывающихся перспектив. Особенно если знать формулу: «начало и конец суть одно».

И ведь давно понятно, что, осознанно или бессознательно, мы ищем в книгах ответы на два главных вопроса: «зачем мы живем?»и «что происходит после смерти?» Получается, что книга про взаимоотношения науки и Библии в конечном итоге про эти два вопроса.

Помните, в фильме «Интерстеллар» герой оказывается в параллельной реальности и видит себя и свою дочь с другой стороны книжных полок? В «Обезьяне и Адаме» реальность другого мира очень близко подходит к читателю. Смотрит с другой стороны книжных полок. Этой другой реальностью, если можно так сказать, просто дует на нас со страниц.

***

Вторая книга — про кесарей, патриотизм и христианство — при всей непохожести тем по сути очень близка к обезьянам и Адаму. Потому что наш сегодняшний мир растерян, и в его ценностях и смыслах иногда сложнее разобраться, чем в теории Большого взрыва или в какой-нибудь теории Струн. Почему тема патриотизма поднимает войну в фейсбуке? За что цепляется она внутри нас? Затонувший, но проглядывающий из-под воды град Китеж, любовь хоббита к своему Ширу и желание уплыть за горизонт, в Валинор — это все про нас. Где вообще наша главная родина? На земле или…? В какой-то конкретной стране или везде, где чиста наша совесть?

И не стоит думать, что философии империй и естественный простой человеческий патриотизм, выбор «за белых или за красных» и старые нравственные законы нас не сильно касаются.

Потому что все мы — космополиты и патриоты, агностики и христиане — живем один раз.

Кесарю кесарево

Автор текста: Марина Нефедова, редактор