26 Марта 2018

«Боже, как же вкусно у Тебя жить!»

Пост — упражнение в сдержанности. Архимандрит Савва Мажуко в своей книге увлекательно и с искренней любовью рассказывает о том, как приобщиться к посту и избавиться от запретов, чтобы быть в гармонии с собой.

Сегодня мы предлагаем вам отрывок, в котором раскрывается важная для всех тема во время поста - культура питания. О том, как уважать себя, получать удовольствие от принятия пищи, формируя правильные привычки с детства, ведь дети очень нуждаются в воспитании этого навыка.

Воспитание сдержанности


Неизбежность Пасхи

Моему приятелю повезло — у него было церковное детство. Тут он меня обошел. Повезло вдвойне: его мама была не только верующей, но еще и умной женщиной — сочетание, которое встретишь нечасто. Чтобы приучить детей к посту, она не «пытала» их пустыми щами и сухоядением, не прививала «огнем и мечом» покорность двухчасовым вычиткам канонов.

В начале поста на стол в зале ставилась вместительная вазочка — магический и величественный хрусталь. Мама объясняла детям, что пост — это шесть недель воздержания, после которых наступит Пасха.

— А Пасха — это что? Правильно! Яйца и всякие вкусности. Каждое постное воскресенье я буду класть в вазочку по шоколадному яичку для каждого из вас. К Пасхе таких шоколадок насобирается по семь каждому, и после разговения их можно будет забрать себе с чистой совестью. Но до праздника — не прикасаться!

Весь пост дети ходили вокруг вазочки в благоговейном созерцании. Облизывались. Пересчитывали. Младшие умудрялись даже трогать и взвешивать на руках, пока никто не видел. Но весь набор шоколадных пузырей непременно доживал до Пасхи в неприкосновенном виде. Дети помогали друг другу в неравной борьбе и чувствовали доверие родителей.

Не знаю, случайно или нет, но эти ребята не пережили обычного для наших церковных детей подросткового ухода из Церкви. Все у них было ровно, достойно и естественно.

Вдохновленный примером, я тоже решил взяться за ум. Что я люблю беззаветно? Стыдно признаться, но это два страшных яда — чипсы и кола. Если у меня в келлии завелись эти «гадости», я не усну, пока не съем и не выпью весь стратегический запас, пусть даже обернется это заслуженными муками и поздним раскаянием. И было бы из-за чего! А то — чипсы! Срамота!

В начале поста на самом видном месте установил шикарный пакет мумифицированных картошек и пузатую бутылку «сосы». Не было у меня церковного детства, не учили сдержанности — никогда не поздно. Хожу вокруг. Креплюсь. Отсекаю помыслы.

Гамбургер как иллюзия


Смешно. А вот Лествичник к борьбе с чревом относился серьезно. Хотя название для главы, посвященной этой борьбе, уже говорить о многом: «О любезном для всех и лукавом владыке, чреве». Сказано-то как! 

Неизбежность Пасхи

Лествичник был невероятно остроумным человеком и тонким юмористом. Слово 14-е о чревоугодии — самое веселое в «Лествице». Что ни капли не умаляет его серьезности и глубины. Лествичник, как человек академического склада, каждую тему предваряет разбором терминологии, предлагая целый спектр определений.

Чревоугодие он называет «притворством чрева» и «прельщением очей». Наши муки по поводу питания — результат преступного сговора хитрых глаз и лукавых животов. Годы самонаблюдения убедили меня в правоте этой теории.

Чрево — лукавый владыка. Оно приказывает, ты подчиняешься. Унизительно. Но унижения не чувствуешь, потому что находишься под огнем двойного обмана: «буйство глаз» и притворство чрева. 

Посмотрите на гамбургер, разве это не обман зрения и чувств? Чистое вранье и иллюзия! Интервенты-производители знают, куда бить. За аппетит отвечают глаза. Обманешь глаз — поймаешь клиента. И все ведь не от голода, а потому что вкусно. И нет в этом ничего плохого, если кто-то любит вкусно поесть. Господь создал человека для радости, и роскошная кулебяка не в сговоре с врагом.

Как нас учил покойный Гораций: «Отрадно предаться безумию там, где это уместно». А в монашеском словаре есть понятие «утешение братии».

Нельзя себя постоянно истязать постом. В правильное время, правильным образом можно и нужно позволять себе утешение и отраду, в том числе и в пище. Все должно быть уместно и кстати.

Но Лествичник говорит немного о другом. Его интересует, если угодно, регулярное питание, не праздничное утешение. Мы не можем доверять решение вопроса о вкушении пищи «животам» и глазам. Они — заинтересованные лица. Другими словами, чрево и глаза не знают, «сколько нужно человеку для счастья».

Лествичник настойчиво и убедительно доказывает, что вопрос питания — это вопрос привычки. Чтобы не было голодных или гамбургерных срывов, надо выработать правильный навык питания, который определяет количество, качество и время. Проблема питания — вопрос привычки.

В «Лествице» найдем диалог подвижника с чревом, где коварный живот «дает признательные показания»: «причина моей ненасытности — привычка; основание же моей страсти — долговременный навык» (14: 36).

Сколько человеку нужно?


Неизбежность Пасхи

Авва Дорофей учил своего послушника самому найти то количество пищи, которое ему необходимо, чтобы нормально и бодро себя чувствовать и при этом не терять работоспособности. Оказалось, что послушнику хватает половины того, что он съедал обычно.

«Лествица» нынче не популярна, а между тем именно в этой книге находится самый дешевый и проверенный веками рецепт, как избавиться от живота, — а это проблема века, если верить интернету. Вот что советует Лествичник:

«Обременяющий чрево свое расширяет внутренности; а у того, кто подвизается против чрева, они стягиваются мало-помалу; стянутые же не будут принимать много пищи, и тогда, по нужде самого естества, будем постниками» (14: 24).

То есть преподобный говорит о постановке навыка правильного питания. Необходимо выяснить, сколько мне надо на самом деле, и всегда придерживаться этого правила. Без колебаний и поблажек. Это про количество.

Вопрос качества не менее важен. Здесь каждому человеку нужно самому присмотреться, как на него действует та или иная пища. Есть такие счастливцы, которым все равно, что есть, и меня нет в их числе.

Итак, сколько мы едим и что — дело серьезное, и каждый взрослый человек должен здесь самостоятельно принять мудрое решение, чтобы потом следовать ему, превратить его в привычку, которая не терпит компромиссов.

Третий пункт стратегии воспитания чрева и глаз — время и ритуал питания. В перечни грехов обычно включают «безвременное ядение» и «тайноядение». Это о чем? Вкушение пищи должно быть делом красивым и достойным. Меня всегда удивляют люди, которые заходят в метро со стаканчиком кофе. В этом есть что-то нездоровое. Пить кофе — это событие. Преступно это событие смазывать, превращать в нечто второстепенное, незначительное.

Что такое правильная трапеза?


Один из келейников патриарха Алексия (Симанского) рассказывал, что святейший всегда трапезничал в одно и то же время. Все было подчинено раз и навсегда заведенному ритуалу. Святейший Алексий был из дворян и навык к правильному принятию пищи усвоил с детства. Не надо спешить. Не надо перекусывать на ходу. Уважайте себя. Уважайте своих близких. Сделать небольшую паузу, чтобы подкрепиться, — это надо делать красиво и в свое время.

Правильная трапеза не съест так много времени, как вам кажется, но сесть за стол в свое время, согласно заведенному ритуалу — это достойно, так вкушают пищу люди. Мы не перекусываем и не перехватываем, мы вкушаем и отведываем.

Люди хорошего воспитания с молоком матери усвоили, что вкушение пищи — событие социальное. Только в исключительных случаях человек остается один на один с пищей.

Трапезу надо с кем-то разделить. Единство в трапезе подтверждает единство в семье, в дружбе, в обществе.

В монастырях трапеза начинается и заканчивается по звонку. Все в свое время. Монастырь — семья. Возглавляет трапезу отец — настоятель. Каждую перемену блюд оглашает звук колокольчика. Перед вкушением и после — молитва и обязательное «Спаси Господи» поварам и трапезникам. Трапеза невозможна без благодарности и благодарения. И это не привилегия монашества. Это образ нормальной семейной трапезы.

«Кто понял жизнь, тот больше не спешит». Так учил один восточный поэт, знавший толк в правильном застолье. И спешка, и голод, и обман импортного общепита — все в голове и в сердце, все от неустроенности.

Неизбежность Пасхи

А ведь это так красиво — когда семья собирается за одним столом, и у каждого свое место и своя ложка, свой любимый стульчик. И есть тот самый час, когда все уже дома, и можно сесть за стол, и помолиться, и благословить, и вкусить, и открыть себя этому удивительному событию — вкушению пищи, общению, а может быть, даже и спеть всей семьей после ужина. Порядок в жизни возвращает нам вкус к жизни.

И срывается с губ самая необычная и чистая молитва: «Боже! Как же вкусно у Тебя жить!»

Больше размышлений о традиции поста
вы можете найти в книге
архимандрита Саввы Мажуко «Неизбежность Пасхи»

Неизбежность Пасхи. Великопостные письма.

Архимандрит Савва (Мажуко)

Раскрывая пласты богословских, культурных, философских и психологических смыслов, «Великопостные письма» архимандрита Саввы (Мажуко) вдохновляют, заражают любовью к богослужению и Великому посту.

В книге приводятся исторические факты о том, как сложилась современная традиция поста, и убедительные аргументы против преобладания запретов, уподобляющих церковный народ фарисеям.