18 Апреля 2018

Без вины виноватый: о здоровом и нездоровом чувстве вины

Психология

Как часто мы признаемся в собственных слабостях или осознаём свою вину? Кто-то из нас наотрез отказывается даже думать, что может быть не прав, а у кого-то самобичевание - это ежедневная жизненная практика, которая может привести к серьезным последствиям для психики.

В своей книге «Вина мнимая и настоящая» психолог Марина Сульдина помогает обрести бесценные знания о себе и о том, как отличить мнимую вину от болезненной и как их преодолеть.

Сегодня мы делимся несколькими отрывками из книги о двух противоречащих подходах к чувству вины.

Смирение «половой тряпки»


Вина

Бывает и так, что человек признает вину, ощущая себя ничтожным и жалким, но не сопротивляется ей, а находит в этих ощущениях своеобразное удовольствие. Почему так происходит?

В проповеди-эссе иеромонаха Макария (Маркиша) выведен образ половой тряпки, которая лежит у входа в дом. Она получает удовольствие от того, что избавлена от необходимости самосовершенствоваться, от того, что вся ее духовная жизнь сведена к самоуничижению:

Лежит у меня на пороге кельи половая тряпка. Я с ней в мире? Абсолютно. Я на нее гневаюсь? Никогда. Голос повышаю? Да ни в жизнь. И в голову ровно ничего на ее счет не беру. Пройду по ней, вытру ноги аккуратненько, пяткой расправлю, и весь с ней разговор. Она, может, и пискнет иной раз что-нибудь, тряпочка моя, о чем-то меня попросит, пожалуется, всплакнет, — а я ее каблуком приложу покрепче: пускай смиряется, это для нее как раз, лучшего не придумаешь.

Такие вот у меня с ней прекрасные православные отношения.

Ну, бывает, конечно, что тряпка совсем потеряет вид, затаскается, уже и видеть ее противно, и посторонним людям стыдно об нее ноги вытирать. Тогда ладно, брошу ее в ведро, прополосну — и вот она у меня снова чистая. А если уж, так и быть, повешу ее просушить на южном солнышке да на морском ветерке — тут уже радость до небес и слезы счастья:

«Подумать только, и мне, простой тряпке, — такая высокая честь...»

Ну, подсохнет, и снова на место. А как обветшает — скажу: «Хорошая была тряпка, умерла на послушании!», швырну на помойку, а себе новую тряпку найду, и дело с концом».

Когда я принимаю свою жалкость, когда мне больше некуда падать, наступает определенность, и тревога уходит: мне уже не нужно ничего предпринимать, не нужно бороться за свое Я.

«Я никому ничего не должен»


Вина

Есть люди, которые сопротивляются любым нормам и любой навязанной вине. Они всеми возможными способами защищают свою полную невиновность, в том числе игнорируя зов собственной совести, принимая его за чуждый, идущий снаружи.

В крайних случаях такие люди пытаются построить мир без нравственности, защищая свое право на полную свободу.

«Надо бы совсем уничтожить… угрызения совести! Верьте мне, друзья мои: угрызения совести учат грызть», — писал немецкий философ Фридрих Ницше, как бы выражая мысли всех борцов с навязанной виной.

«Я никому ничего не должен» — часто ли вы слышали такую установку?

При всей ее нереалистичности она нередко отражает желание человека достучаться до самого себя, показывая, насколько серьезна для него проблема свободы.

Но судьба гениального Ницше очень печальна. К сожалению, бескомпромиссные борцы за свободу теряют не меньше, а то и больше, чем те, кто живет навязанными нормами. В конечном счете, они тоже обманываются.

Со временем они совершенно опустошают себя, не понимая, что в борьбе за правду заглушают голос внутреннего человека, а значит, отказываются от самих себя.

Они приходят вовсе не туда, куда стремились. Девушка, о которой мы рассказали, вовремя остановилась, почувствовав настоящую вину, но кто-то на ее месте подавил бы и это чувство и вопреки себе продолжал делать то, что его как будто бы должно освободить.

Итак, мы можем защищаться от возможного неприятия, отвержения со стороны людей, «подстраиваясь» под моральные нормы, но в глубине души всегда ощущаем свою нечестность, втихую или в открытую защищаясь от навязанных переживаний. Стремясь к такой двойной защите, мы сосредоточиваемся только на ней, а не на своих истинных ценностях.

Подлинная вина, даже если она появляется у нас, отвергается «за компанию»: мы выплескиваем ребенка вместе с водой. Человек не ощущает и не слышит себя, он рассогласован с собой и несчастен.

Чтобы разрешить такого рода проблемы, нужна долгая работа. Самое важное в ней — прояснить для себя собственные ценности, понять, что для нас важно на самом деле, ради чего мы готовы умереть.

Их осознание, как ничто другое, поможет ощутить опору под ногами и набраться мужества для встречи с тревогой. Конечно, такие изыскания лучше вести не в одиночку. Можно и нужно искать поддержки у мудрых помощников.


Больше ответов на сложные вопросы о чувстве вины и познании себя вы можете найти в книге “Вина мнимая и настоящая”

Вина мнимая и настоящая. Как научиться жить в мире с собой.

Сульдина Марина

Всем нам знакомо чувство вины. Но немногие из нас знают о том, в чем его сила и ценность; как отличить мнимую, болезненную, вину от истинной и как их преодолеть.

В книге психолога Марины Сульдиной собраны яркие свидетельства известных мыслителей, психологов и жизненные истории, которые помогают по-новому взглянуть на свой внутренний мир.