6 октября 2022

Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев): О чем на самом деле говорил Иисус

Толкование Священного Писания

Давайте попробуем взглянуть на Иисуса глазами Его современников и попытаться понять: кем Он был для Своих учеников, слушателей и гонителей? В чем социальный смысл Его учения? В центре новой книги архимандрита Ианнуария (Ивлиева) «Собраны во Имя Мое» — понятие «Царствие Божие» и та новая социальная реальность, которая стала возможна благодаря воплощению Спасителя. Предлагаем вам отрывок из нее.


Современники Иисуса ожидали наступления нового общества. Они предвкушали его как время, когда драматически исполнятся обетования Ветхого Завета о месте Израиля в плане Божием, когда ненавистные римляне будут раз и навсегда изгнаны из их страны.

Поэтому неудивительно, что, когда Иисус после Своего крещения и искушения явился как странствующий пророк и объявил, что «исполнилось время и приблизилось Царствие Божие» (Мк. 1: 15), люди всех слоев обнаружили великий интерес к тому, что Он говорил.

Это было именно то, чего они ждали. Новое Царство Бога, которое окончательно сокрушит старое Царство Рима. Люди были исполнены надежды, что иудейский народ получит почетное место в этом грядущем царствии под водительством их Мессии.

Царство Божие


Но что имел в виду Иисус, когда говорил о «Царстве Бога»? Что мы понимаем под этим выражением? Словари гласят, что «царство» — «государство 149 или территория, управляемая царем». Возможно, тогда современники Иисуса были правы: Бог желал установить новое государство и Сам управлять им? Но так ли это? Это ли в самом деле подразумевал Иисус? Говорил Он о новом государстве или о новом обществе?

Разница совершенно очевидна. Если Иисус говорил о новом государстве, то Себя Он должен был рассматривать как агента новой политической власти, как зилота. Если же Он говорил о новом обществе, тогда Он должен был смотреть на Свое дело с точки зрения качественного обновления жизни, которая доставляет радость Его народу. Новое государство просто заменило бы старую авторитарность новой. Новое общество дало бы людям новую и свежую действительность свободы, правды и присутствия Бога в их жизни.

О чем на самом деле говорил Иисус? Многие христиане думали, что Он преимущественно занимался основанием общества, которым должен управлять Бог, в отличие от политического государства, которым управляют люди. Многие богословы Средних веков, например, следовали блаженному Августину, полагая, что Царство Божие, о котором говорил Иисус, это организованное общество, называемое нами Церковью. Даже в наши дни христианские проповедники часто говорят о «Царствии», как если бы это слово было синонимом «Церкви». Другие же говорят о Царстве Божием как о новом политическом манифесте. Но сегодня многие исследователи Нового Завета признают: что бы Иисус ни понимал под выражением «Царствие Божие», оно не было ни тем, ни другим.

Царствие и новое общество


Один ключ к смыслу того, о чем говорил Иисус, может быть найден в языке, на котором Он говорил. Хотя Иисус, возможно, говорил на двух или трех языках, бо́льшая часть Его поучений была произнесена по-арамейски, на языке, наиболее известном населению Палестины.

Конечно, Евангелия, как и весь Новый Завет, были написаны по-гречески, и поэтому мы не знаем точно, какие арамейские слова использовал Иисус. Но даже греческое слово, переводимое в нашей Библии как «Царство» / «Царствие», чаще означает деятельность властителя, царя, чем территорию, которой он управляет. То же значение имеет и соответствующее арамейское слово, которое, как полагает большинство ученых, использовал Иисус (malkuth). Поэтому справедливо будет предположить, что Иисус говорил о том, что скорее следует назвать «царствованием Бога, Его владычеством, властью», чем «Его Царством».

Он благовествовал наступление нового общества, Его больше чего-либо иного интересовало качество жизни человека и отношения людей с Богом и друг с другом.

Это помогает объяснить некоторые из самых трудных высказываний Иисуса. Например, фарисеям Он говорит:

«…не придет Царствие Божие приметным образом […]. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17: 20–21, «внутрь вас» — «в вас, среди вас»).

По другому поводу Он сказал Своим ученикам:

«Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него» (Мк. 10: 15).

Очевидно, что речь не о «политической территории», которая будто может существовать в жизни отдельных лиц. Они не могут «принять» государство, и оно не может быть «в (среди) них». Но Иисус говорил, что с того момента, как Бог входит в чью-либо жизнь, уже действительно наступает новое общество. Он мог говорить, что общество Бога было «среди» Его слушателей, потому что Он Сам был там — а Бог полностью владел Его жизнью.

Проф. В. Г. Кюммель обратил внимание на то, что слова Иисуса о «вхождении в Царствие» означают «вхождение в жизнь» (см.: Мк. 9: 43–47). Люди, «наследующие Царствие», «наследуют жизнь вечную» (Мф. 25: 34–46), а врата, ведущие в Царствие, — путь, ведущий в жизнь (см.: Мк. 10: 17–23; Мф. 7: 14). Хорошо известная история о сыне, ушедшем из дома («притча о блудном сыне»), также подчеркивает факт, что быть членом Царствия — значит разделять жизнь с Богом, знать Его как Отца (см.: Лк. 15: 11–32). Подобно и Павел напоминает своим христианским читателям в Коринфе, что «Царство Божие не в слове, а в силе» (1 Кор. 4: 20) — в силе Бога, действующего в людях, чья верность принадлежит только Ему.

Божие новое общество (новое общение с Богом) уже присутствует в жизни тех, кто предал себя воле и руководству Бога. В то же время мы были бы неправы, слишком подчеркивая, что новое общество — это составляющая личных отношений между нами и Богом.

В Евангелиях много высказываний, которые показывают, что Иисус рассматривал Царствие Божие и как осязаемое действительное общество, и как внутреннее руководство Бога в жизнях Его последователей. Например, Он говорил, что люди «придут от востока и запада, и севера и юга, и возлягут [за трапезой] в Царствии Божием» (Лк. 13: 29). За Тайной Вечерей Иисус говорил Своим ученикам: «Не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие» (Лк. 22: 18). А Матфей сообщает слова Иисуса о Его последователях, которые наследуют Царство, уготованное «от создания мира» (Мф. 25: 34).

Поэтому кажется, что Иисус понимал новое общество в двух аспектах. С одной стороны, это руководство Бога в жизнях преданных и верных Ему людей. С другой стороны, руководство Бога есть нечто, что может и должно быть явно показано в мире.

Обе эти концепции были истинными отражениями надежд Ветхого Завета. Важно помнить, что не все ветхозаветные писатели видели будущее Божественное вмешательство в дела человеческие в эгоцентричных националистических образах, как это делали многие из современников Иисуса. Верно, что в некоторых частях Ветхого Завета мы находим преобладающее сознание того, что верховная власть Бога над людьми будет обнаружена в форме организованного Царства, которое заменит мирские империи.

Это воззрение особенно отражено в апокалиптических разделах Ветхого Завета. В Книге пророка Даниила, например, «святые Всевышнего» (Дан. 7: 13–18) получают Царствие Божие, чтобы вечно обладать им. Этот род упований был усилен и возвеличен тысячекратно другими, позднейшими апокалиптическими писателями, часто современниками Иисуса. Внешне эти идеи были выражены некоторыми из последователей Иисуса, когда они хотели провозгласить Его Царем после чудесного насыщения 5000 человек (см.: Ин. 6: 15).

И такое настроение можно было найти даже среди учеников. Когда Иаков и Иоанн пытались претендовать на первые места по обе стороны престола Иисуса, они, очевидно, рассуждали в грубых политических терминах (см.: Мк. 10: 35–45). Хотя Иисус в этом случае сделал им выговор, Он никогда не отрицал того, что Царствие Божие может некоторым образом воздействовать на общество и в политическом смысле. Иногда Он утверждает, что это будет происходить относительно спокойным образом, так, как дрожжи заставляют подниматься тесто (см.: Мф. 13: 33) или как горчичное зерно тихо вырастает в большое дерево (см.: Мф. 13: 31–32).

Но Он был также абсолютно убежден, что Бог может действовать непосредственно и решительно, не только в жизни отдельных лиц, но и в политической и экономической жизни народов (Мк. 13).

Бог рассматривался как «Царь» Израиля со времени Судей (см.: Суд. 8: 22–23), а может быть, и перед этим (см.: Пс. 95: 10; 98: 1; 145: 10). Псалмы полны выражений, подчеркивающих верховную власть Бога над ходом истории. Во времена Иисуса многие рабби подчеркивали, что Царствие Божие над Израилем уже существует, даже при римском правлении. И действует это Царствие через Тору, или Закон. Рабби иногда обращались к людям с призывом «принять на себя Царствие Божие», и под этим они понимали принятие Торы и послушание ей как инструменту Божиему для управления людьми.

При внимательном чтении Нового Завета мы видим, что существует смысловое напряжение в понимании Царства Божиего: с одной стороны, это то, что сейчас может сделать Бог в тех, кто принимает Его власть над их жизнями, с другой стороны, то, что Он в конце концов сделает через них в обществе в целом.

Павел, например, говорит: «Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим. 14: 17). Чтобы быть частью Царствия Божия, необходимо дать Богу проявить Его полную власть над нашей жизнью.

Но в то же время Павел время от времени связывает наступление Царствия Божия с событиями конца сего мира. Конец придет, когда Иисус «предаст Царство Богу и Отцу, когда упразднит всякое [другое] начальство и всякую [иную] власть и силу» (1 Кор. 15: 24). Он явно ожидает, что Бог вмешается в историю и изменит ее ход. И это каким-то образом должно быть связано с наступлением новой общности, Царствия Божия.

Совершенно открыто об этом говорится в Книге Откровения, где «царство мира соделалось царством Господа нашего и Христа Его, и будет царствовать во веки веков» (Откр. 11: 15). Итак, это важный элемент учения Самого Иисуса.


Отрывок опубликован на портале "Предание.Ру"
Оставить отзыв
Уже зарегистрированы? Войти