Личный кабинет
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Вы здесь: Никея / Новости / Публикации / Журнал "Нескучный сад": Дмитрий Соколов-Митрич о своей новой книге и временах, которые не выбирают.

Журнал "Нескучный сад": Дмитрий Соколов-Митрич о своей новой книге и временах, которые не выбирают.

- Действительно, основу книги составили мои журналистские материалы. Почти все они были опубликованы раньше, но то, что получилось в результате — это не просто сборник статей. Примерно год назад я вдруг понял, что у меня за годы работы набралось множество материалов о хороших людях. В наше время это непопулярная тема. Сегодня журналистика полна кошмарами, ужасами и безобразиями. Но с профессиональной точки зрения, это простая задача — описать кошмары, ужасы и безобразия. А вот написать позитивный материал гораздо сложнее — и по-журналистски сложнее, и по-человечески. Поэтому мне стало интересно выйти из этой «традиции» российской публицистики. Захотелось ставить себе более сложные задачи.

 Я долго выбирал название, и было много вариантов — например, хотел назвать книгу «Шоссе энтузиастов». Хотя в материалах, которые составили книгу, не только добрые истории. Но даже там, где они трагичны, на первый план выходит не пассивное страдание, а активное сопротивление злу, попытка человека конструктивно отреагировать на любые обстоятельства. Это книга о людях, которые несмотря ни на что, делают свое малое или большое дело.

 

— Этот энтузиазм перекликается с христианской верой?

 

— Христианство по своей сути оптимистично. Быть пессимистом — это просто-напросто быть неблагодарным за тот прекрасный мир, который ежедневно дарит нам Бог. И в то же самое время оптимизм в нашей стране - почти запретная тема, чуть ли не измена всей русской культуре. Если ты в компании неосторожно скажешь, что все не так уж плохо, то тебя могут сразу снисходительно записать в недоумки. У нас принято относиться к стране и к жизни, как к тяжелому проклятию, принято не любить то, что тебя окружает. Я думаю, это проявление глубоко сидящего в людях высокомерия, замаскированного под высокопарное уныние. Причина того, что люди культивируют такие настроения, кроется, на мой взгляд, в нежелании общаться с другими на равных. Это очень простая и комфортная психологическая позиция, которую многие выбирают раз и навсегда. Озираясь вокруг, такие люди видят причины своих проблем и неурядиц во власти, в соседях, в климате - в чем угодно, но только не в себе… Для меня оптимист - это не тот, кто смотрит на мир сквозь розовые очки, а тот, кто отдает себе отчет: неподходящая эпоха, неправильный Путин, не та страна - все эти факторы оказывают на нашу жизнь микроскопическое влияние по сравнению с тем, что зависит в нашей судьбе от нас самих.

 

— Есть какая-то самая яркая история в вашей книге, которую вы любите больше других?

 

— Я не любитель рейтингов, но несколько примеров особенно запомнившихся мне людей могу привести.

 

Например, история про пенсионерку из Суздаля, которая всю жизнь проработала в местной жилищно-эксплуатационной конторе, считала расходы энергии. И вот, уже на пенсии, видя, как коммунальщики обманывают население после реформы ЖКХ, она стала звонить руководителям фирм, предпринимателям, страдающим от завышенных тарифов на жилищно-коммунальные услуги и предлагать свою помощь. Она говорила: «Я проработала всю жизнь в этой сфере, и могу грамотно составить калькуляцию, а за это прошу у вас небольшой процент от той экономии, которую вы получите благодаря моим перерасчетам». Так пенсионерка создала свой бизнес, построила новый дом и обеспечила себе благополучную старость. Эта история очень показательна и полезна, я надеюсь, ведь любимая тема многих пенсионеров — «не на что жить» или «на работу уже не берут». А оказывается: можно найти ресурсы не просто выживать, а жить, и возраст здесь не помеха.

 

Надолго запомнилась мне история рецидивиста Анатолия Тошева, репортаж про него называется «Очарованный узник». Когда я приехал к нему в тюрьму, Анатолий сидел пятый раз. Отсидел уже достаточно, чтобы подавать на условно-досрочное освобождение, шансы были 100- процентные. Однако он от этого отказался. Аргумент был такой: «В прошлый раз я вышел по удо, и ничего хорошего из этого не вышло. А теперь я дал обет не выходить, пока… не дострою храм.» Человек, с 14 лет скитающийся по тюрьмам, пришел к пониманию того, как стоит жить дальше. Он строит храм в тюрьме, а на вопрос, куда отправится по завершении срока, отвечает кратко: «В Оптину. К Илию.»

 

«Табор уходит в веру» — рассказ про то, как цыган Эдик Иванов из города Кимры, печально знаменитого как «героиновая столица» Центральной России, пошел против всего табора, отстаивая свою веру. На мировоззрение парня повлияло знакомство с местным священником — о. Андреем Лазаревым. Семнадцатилетний паренек даже не умел читать, и его букварем стали Евангелие и Деяния Апостолов на … церковнославянском! Отказаться от своего выбора не помогли ни уговоры, ни угрозы родни. Со временем из цыгана Эдика он стал дьяконом отцом Элизбаром, а его родные, после долгих лет противостояния, тоже потянулись в церковь.

 

Достаточно в книге и журналистских расследований - причем не только разоблачающих и ниспровергающих. Одно из них, например, посвященное весьма животрепещущему (очень уместное здесь слово) вопросу: рождаемости. Если верить одному из мифов современной России, рожать в стране не разучились только жители южных республик. Однако факты таковы, что Кавказ понемногу сдает позиции северным регионам. По естественному приросту населения на третьем месте после Дагестана и Чечни стоит Ханты-Мансийский автономный округ. Что послужило причиной такого энтузиазма молодых родителей, я постарался выяснить в командировке на север. Но рассказывать все не буду, а то неинтересно будет читать.

 

Книга состоит из нескольких разделов и в названии каждого присутствует ключевое слово - "наши": "Наши люди", "Нала вера", "Наше дело", "Наши ближние". А последний раздел называется "Наши меньшие" и он - о животных. Я вообще считаю, что нам есть чему у них поучиться - даже у насекомых. Конечно, эти уроки усвоит только небезразличный человек, умеющий замечать чудеса, которые повсюду. Среди героев моих репортажей, — бобры, кошки и даже таракан. Когда присматриваешься к явлениям окружающего мира, то понимаешь: не надо превозноситься над «братьями нашими меньшими». Стоит к ним приглядеться и поучиться у них.

 

— Вы теперь не только сами пишете, но и руководите отделом репортажей. Это позволяет реализовать больше идей?

 

— Наоборот, из-за того, что я стал руководителем, я меньше успеваю. У меня не хватает времени, чтобы самому писать о том, что интересно. Ведь сюжетов, которые можно превратить в репортаж — великое множество. Жизнь и сегодня на каждом шагу готова предложить нам примеры и характеры, достойные пера Пушкина или Достоевского. К сожалению, постоянный цейтнот — это фон моего существования, с которым приходится мириться. Но, поработав начальником, я понял, что организовывать, давать задания, контролировать — в общем, руководить другими, — я не люблю. Поэтому пару месяцев назад я решил добровольно сложить с себя полномочия заместителя главного редактора и уйти на полгода уйти в обычные корреспонденты.

 

— Вы работаете в мировоззренчески агрессивной среде. Вам часто приходится говорить о своих убеждениях, защищать их?

 

— Я не ставлю себе четких и конкретных апологетических задач, не хочу никого убеждать с помощью красноречия. Считаю, что самый эффективный способ доказательства той или иной идеи — это личный пример. Иногда я пишу какие-то вещи о людях верующих, и описываю их жизнь, и из этих историй читатель может понять — что такое жизнь с Богом, с верой в душе. Для того, чтобы передать атмосферу той жизни, о которой пишу, достаточно неявных литературных методов. Но я никогда не стал бы вещать менторским тоном о том, «что такое хорошо и что такое плохо». Это абсолютно бесполезно. Душа человека настолько тонко организована, что вторгаться в нее со своим уставом, что-то доказывать — это значит лишь отталкивать человека от того, к чему ты его призываешь. Максимум, что я могу сделать — бросить зерно. Если зерно прорастет, то оно прорастет, и самым неожиданным образом порой. Я считаю, что обращать людей в веру — это не моя компетенция.

 

СПРАВКА

Дмитрий Соколов-Митрич родился в 1975 году, окончил факультет журналистики МГУ. В юности писал стихи, в 1997 году выпустил стихотворный сборник «Конверт». Работал в «Общей газете», «Известиях» и др. С 2008 года — заместитель главного редактора, а также редактор отдела «Репортаж» журнала «Русский репортер». Автор трех документальных фильмов и пяти книг. Колумнист портала «Взгляд», на котором один из первых в стране попробовал так называемый «thanks journalism» — когда работу журналиста оплачивают сами читатели. На вопрос: "ну и как, успешно?" - отвечает, что пока этот проект не столько обогащает, сколько тонизирует.

 

Лилия ЕГОРОВА для журнала «Нескучный сад»

Перейти на страницу книги


Возврат к списку

Наш блог [все записи]

Звоните в издательство: 
8 (499) 110-15-73

Часы работы:
9:00–18:00 Пн–Пт
Пишите:
site@nikeabooks.ru
Читайте нас там,
где вам удобно:
© 2008–2016, Никея
Яндекс.Метрика