8 Июня 2018

Зачем христианину психология?

Психология

Еще совсем недавно среди верующих бытовало мнение, что психология — псевдонаука, а все психологи — сплошь шарлатаны и безбожники. Времена изменились. И сегодня словосочетание «православный психолог» уже никого особенно не удивляет. А на днях монография по христианской психологии получила светскую премию «Золотая Психея». Это значит, что даже официальная наука признала значимость христианской психологии для общества.

Однако где все-таки пролегает эта грань между верой и психологией? И как понять, что сейчас тебе нужна помощь именно психолога, а не священника? На этот вопрос отвечает Петр Коломейцев — священник, психолог, декан факультета психологии Российского православного университета (РПУ).


Христианские подвижники оставили множество трудов, посвященных тому, как следует распознавать в себе ростки душевных недугов и бороться с ними. Эти труды сегодня издаются большими тиражами. Тот, кто хочет навести порядок в собственной душе, всегда имеет возможность изучить писания христианских аскетов. Спрашивается, зачем же тут психология?

Зачем христианину психология?

Во-первых, святоотеческие труды, написанные много столетий назад, современному читателю далеко не всегда понятны. Слишком сильно изменился мир вокруг, а вместе с ним — и человеческое сознание. Учение святых отцов воспринимается сегодня многими как архаика, имеющая мало общего с реальностью. Следовательно, и применить это учение к своей жизни человеку довольно сложно. Впрочем, эта проблема может быть решена и на богословском уровне.

Современный православный швейцарский богослов и патролог, схиархимандрит Гавриил (Бунге) задался именно этой целью — актуализировать учение Евагрия Понтийского. Он сделал попытку переложить учение о страстях на язык третьего тысячелетия, и это ему удалось. Оказалось, что инструменты, данные монахом-аскетом почти две тысячи лет назад, не устарели до сих пор. Просто надо научиться ими пользоваться в новых условиях.

Во-вторых, подчеркнем это, христианские аскеты были монахами. Далеко не все их советы можно применить к жизни в миру. Поэтому при чтении аскетических нравоучений у людей часто возникает впечатление, что духовность — это нечто специфически монашеское, а религиозная жизнь мирянина сводится к тому, чтобы поститься, молиться и жертвовать деньги в церковную казну. Но и эту проблему, очевидно, можно решить усилиями богословов.

А теперь о том, когда без психологии обойтись невозможно. Как священник я вижу, что люди часто идут на исповедь не с духовными, а с психологическими проблемами. Скажем, девушка кается в гордыне, а начинаешь выяснять подробности — оказывается, что гордыней она называет свое нежелание подчиняться завышенным и необоснованным требованиям работодателя. Ей почему-то кажется, что это от недостатка смирения, а на самом деле она просто не знает, как, не выходя из себя, сказать «нет» и не позволить «сесть себе на шею» — типичная проблема людей с заниженной самооценкой. Или человек кается в унынии, а на самом деле у него тяжелая депрессия, вызванная смертью любимой жены. И ему необходима помощь психолога.

В православной среде к психологии часто относятся настороженно. Есть даже мнение, что это такая псевдонаука, которая стремится заменить собой религию. Опасения подобного рода совершенно бессмысленны: академическая психология не занимается духовными вопросами.

Да, психическая и духовная области тесно взаимосвязаны, но граница между ними все-таки есть. И профессиональный психолог (о самозванцах мы сейчас не говорим) никогда не будет вторгаться в религиозную жизнь человека. У него другая цель — он работает с травмами, с неврозами, с тем, что, кстати говоря, часто мешает людям полноценно жить духовной жизнью. Ведь у человека с серьезными психологическими проблемами и религиозность будет иметь искаженный, болезненный характер.

Зачем христианину психология?

Любой священник в своей практике сталкивался с такими прихожанами. В их религиозных переживаниях, в их исповеди всегда сквозит какой-то надрыв, боль, неестественность. Это значит, что духовная жизнь человека стала продолжением его душевной травмы. И до тех пор, пока он не получит профессиональную психологическую помощь, духовная составляющая его жизни будет иметь карикатурные формы.

Когда по благословению одного известного настоятеля была открыта при его приходе психологическая семейная консультация, то через некоторое время он констатировал: «Ко мне на исповедь и беседу стало приходить теперь куда больше людей с действительно духовными, а не с чисто психологическими проблемами».

Опыт показывает, что самые непримиримые противники психологии — это как раз те, кто наиболее очевидно нуждается в помощи. Есть даже такая закономерность, многократно проверенная на практике: если человек утверждает, что у него нет никаких психологических проблем, это — симптом серьезного психологического неблагополучия. Люди боятся открывать свои душевные раны.

Почему? Только ли потому, что не доверяют психологам? Не думаю. Скорее всего, основная причина — это страх разбередить то, что как будто уже забылось и не тревожит. А может быть, это наивная детская надежда на то, что все как-нибудь «само устроится».

Мне это напоминает страх, который люди испытывают перед анализом на онкомаркеры. Онкологи давно говорят о том, что на ранних стадиях рак излечим! То есть у человека имеются все шансы справиться с болезнью, однако для этого ее необходимо вовремя обнаружить.

Зачем христианину психология?

Но почему-то никто, зная это, не спешит в поликлинику и не выстраивается в очередь, чтобы сдать анализ и выявить возможное наличие у него злокачественных клеток. Более того, даже получив направление, многие так до обследования и не доходят. Вот что-то похожее происходит и с психологией. Человек отрицает психологические проблемы, пытается спрятать их за религиозной терминологией.

Да, действительно, «чревоугодие» звучит гораздо благороднее, чем «обжорство» или «булимия». Но каяться в страсти чревоугодия, страдая булимией, абсолютно бесполезно. Это психологическая (а подчас и психиатрическая) проблема. Сколько ни исповедуйся — ничего не изменится. Человек хватается за духовный инструментарий, он не срабатывает, и духовная жизнь принимает извращенные формы. Вот для того, чтобы этого не происходило, и нужна психология.


Отрывок из коллективной монографии «Христианская психология в контексте научного мировоззрения».

Психология

Фото из аккаунта @psyrpu (Instagram)