21 Сентября 2018

Ветхозаветные прообразы Богоматери и пророчества о Ней

А вы знали, что лестница Иакова, Ноев ковчег, несгорающий куст, гора Сион — это ветхозаветные образы Пресвятой Богородицы? И что пророчества о Ней оставили задолго до Ее рождения пророки Исайя, Иезекиль, Даниил и псалмопевец Давид? Как красиво сравнение Богородицы с Горой, от которой явился Камень нашего спасения — Иисус Христос!

К празднику Рождества Богородицы делимся поэтичным отрывком из книги Петра Малкова «Рождество Пресвятой Богородицы».

Как уже говорилось ранее, событие Рождества Богородицы находится «на стыке» двух Заветов — Ветхого и Нового. Оно есть не только «новое начало», исток евангельской истории, духовная дверь к спасению человеческого рода во Христе, но и венец, итог и исполнение истории ветхозаветной. Ведь, по слову святителя Андрея Критского, рождающаяся Богородица есть одновременно и «Начаток нашего воссоздания и Предел Божественных нам обетований и пророчеств». 

Именно поэтому в святоотеческих гомилиях, посвященных событию Рождества Богородицы, постоянно присутствует тема исполнения в Новом Завете древних обетований о Богоматери, Ее ветхозаветных прообразов.

Святые отцы уделяют этому большое внимание. Таинственные ветхозаветные пророчества о Богородице, поэтичные и одухотворенные древние прообразы Пречистой постоянно приводятся в гомилиях, посвященных Ее Рождеству. Эти пророчества и прообразы возвышают нас к пониманию различных сторон Ее нравственного совершенства, Ее жертвенного и высочайшего подвига Богоматеринства, являясь по отношению к Ней, по слову преподобного Иоанна Дамаскина, «тенями Ее истинного первообраза».

Так, например, святые отцы неоднократно припоминают библейский рассказ книги Бытия о том, как ветхозаветный праведник Иаков удостоился чудесного видения лестницы от земли к небу, ведущей к самому престолу Всевышнего, по которой восходили и нисходили ангелы.

Под этой лестницей святоотеческая традиция символически понимает Богоматерь, соединившую небо и землю, примирившую их посредством Рождества Богочеловека Христа, низводящую к нам Бога и возводящую нас самих к Нему на Небеса (см. Быт. 28: 10–17).

На этот прообраз Богоматери согласно ссылаются в своих проповедях на Рождество Богородицы святитель Андрей Критский, преподобный Иоанн Дамаскин, святитель Фотий, святитель Иоанн (Максимович). Так, например, преподобный Иоанн Дамаскин говорит: посредством чудесного события Рождества Богоматери Господь «построил Себе одушевленную Лестницу, основание Которой установлено на земле, а верх [касается] самого неба, [Лестницу], на Которой почил Бог и образ Которой видел Иаков (Быт. 28: 12–13).

Лестница Иакова

Лестница Иакова

Сойдя по Ней непревратно, правильнее же [сказать] снизойдя, Бог явился на земле и обращался между людьми (Вар. 3: 38). Сие — сошествие, исполненное снисхождения уничижение, жительство на земле, знание о Себе, данное живущим на ней. Мысленная Лестница — Дева — утверждена на земле: Она родилась от земли, глава же Ее [достигла до] неба». А святитель Фотий по этому же поводу восклицает: «Лестница, возводящая на небеса, [ныне] утверждается!»

Называют святые отцы и иные ветхозаветные прообразы Богоматери:

Она — новый Ноев ковчег (ср. Быт. 6–8), вводящий человеческий род в очищенный от греха мир, в обновленную и новосозданную Христом вселенную; при этом Сам Христос есть новый Ной, пребывавший и живший в Ее чреве, как в некоем плотском Ковчеге (преподобный Феодор Студит); Она — Купина, Куст, духовно уподобляемый тому горевшему и не сгоравшему кусту, из которого с Моисеем говорил Сам Бог (см. Исх. 3). 

Тот древний куст воспринимается Церковью именно как прообраз Пресвятой Богородицы, зачастую также именуемой в церковной традиции «Неопалимой Купиной», то есть «Несгорающим Кустом». Ведь Она носила внутри Себя, в Своем чреве Самого Бога и при этом не опалилась Его Божеством (святитель Андрей Критский, преподобный Иоанн Дамаскин, преподобный Феодор Студит);

Моисей и неопалимая купина

Моисей и неопалимая купина

Она была прообразована ветхозаветной скинией, в которой первоначально, еще до строительства храма в Иерусалиме, совершались богослужения богоизбранного народа. Вместе с тем, в сравнении с той древней палаткой, Богоматерь есть более совершенная Скиния Божия, воспринявшая в Себя не только Божественную благодать — как это случилось с наполнившейся Божественным энергийным присутствием скинией ветхозаветной, — но также и Саму Вторую Ипостась Пресвятой Троицы, Сына Божия (святитель Андрей Критский, преподобный Иоанн Дамаскин, преподобный Феодор Студит, святитель Григорий Палама, святой Николай Кавасила);

Она — Храм, уподобляемый ветхозаветному Иерусалимскому храму как священному месту богоприсутствия, ибо и в Ней Самой, в Ее чреве обитал Бог (святитель Андрей Критский, преподобный Иоанн Дамаскин);

Она прообразуется и ветхозаветным Ковчегом Завета, в котором хранились данные Богом Моисею скрижали с десятью ветхозаветными заповедями, — ведь в Ней, в Ее чреве, в течение девяти месяцев, как в некоем священном Ковчеге, хранился и пребывал Сам Дарователь этих заповедей (святитель Андрей Критский, преподобный Иоанн Дамаскин, святитель Григорий Палама);

Она — Священный Златой Сосуд, в котором хранилась дарованная Богом евреям — во время их странствий по пустыне — небесная манна, небесная пища. Этот ниспосылавшийся во время голода Господом Своему народу небесный хлеб и сам явился важнейшим ветхозаветным прообразом — древним символом Христа как новозаветного Хлеба Жизни (см. Ин. 6), как будущей нетленной Евхаристической Пищи, как подаваемых нам в Причастии и вкушаемых нами Тела и Крови Христовых. Тем самым, Священный Златой Сосуд, вмещавший ветхозаветную манну, прообразовал собой Богоматерь как носившую в Своем чреве Небесный Хлеб — Христа (святитель Андрей Критский);

Она — храмовый Жертвенник ветхозаветного Иерусалимского храма, на Котором, то есть в Ее чреве, приготавливается и приносится Таинственная Жертва: Грядущий умереть за мир Сын Божий (святитель Андрей Критский);

Она — гора Сион, священная Иерусалимская гора; ведь Богоматерь и есть подлинный духовный Сион как место встречи и соединения Божества и человечества: двух соединившихся в Ее чреве природ Христа (святитель Андрей Критский).

Святые отцы также приводят в своих гомилиях содержащиеся в Ветхом Завете пророчества, соотносимые церковной традицией с Личностью Богоматери:

Она — Та Рождающая Дева, о Которой говорит пророк Исаия: Се, Дева во чреве приимет и родит Сына (Ис. 7: 14) (святитель Иоанн /Максимович/);

Она — Та Царица, о Которой пророчествует в своих псалмах Давид: Предстала Царица одесную Тебя, в одежде расшитой золотом, преукрашенная (Пс. 44:10) (святитель Андрей Критский);

Она — Тот Херувимский Престол, носящий Господа Славы, о Котором пророчествовал Исаия: видел я Господа, сидящего на престоле высоком и превознесенном, и края риз Его наполняли весь храм (Ис. 6: 1) (святитель Андрей Критский, святитель Иоанн /Максимович/);

Она — Те таинственные Врата, о Которых говорит пророк Иезекииль: И привел он меня обратно ко внешним воротам святилища, обращенным лицом на восток, и они были затворены. И сказал мне Господь: ворота сии будут затворены, не отворятся, и никакой человек не войдет ими, ибо Господь, Бог Израилев, вошел ими, и они будут затворены (Иез. 44: 1–2). Речь здесь идет о неких таинственных закрытых вратах храмового святилища, через которые должен войти Господь и которые при этом по-прежнему останутся закрытыми.

Здесь, по мысли церковных толкователей, содержится пророчество о Богоматери, Которая, будучи девственна до Рождества Христова, остается Девой и в Рождестве, и по Рождестве Спасителя (святитель Андрей Критский, преподобный Иоанн Дамаскин, святитель Иоанн /Максимович/). Так, преподобный Иоанн Дамаскин, прославляя событие Рождества Богородицы, говорит: «Сегодня воздвигнуты Врата, обращенные на восток, врата, через Которые Христос войдет и выйдет, и ворота сии будут затворены (Иез. 44: 1–3)»;

Она — Та Гора, о Которой говорит пророк Даниил, истолковывая сновидение царя Навуходоносора: 

Тебе, царь, было такое видение: вот, какой-то большой истукан; огромный был этот истукан, в чрезвычайном блеске стоял он пред тобою, и страшен был вид его. У этого истукана голова была из чистого золота, грудь его и руки его — из серебра, чрево его и бедра его медные, голени его железные, ноги его частью железные, частью глиняные. Ты видел его, доколе камень не оторвался от горы без содействия рук, ударил в истукана, в железные и глиняные ноги его, и разбил их. Тогда все вместе раздробилось: железо, глина, медь, серебро и золото сделались как прах на летних гумнах, и ветер унес их, и следа не осталось от них; а камень, разбивший истукана, сделался великою горою и наполнил всю землю (Дан. 2: 31–35).

Даниил истолковывает сон Навуходоносора

Даниил истолковывает сон Навуходоносора

По словам преподобного Иоанна Дамаскина, Богоматерь и есть именно Та Гора, от Которой «без содействия рук», то есть безмужно, произошел и родился «краеугольный» Камень нашего спасения — Христос. Точно так же — Камнем — именует Себя и Сам Спаситель в Евангелии, когда говорит: Камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла (Мф. 21: 42; ср. Пс. 117: 22).

Итак, этот предвозвещенный пророком Даниилом Камень — Господь Иисус Христос, — произойдя по плоти от духовной Горы — от Своей Пречистой Матери, — спасительно наполнит Собой всю землю;

Она — Та возлюбленная и прекрасная Невеста, о Которой говорится в Песни песней: Вся прекрасна ты, ближняя моя, и недостатка нет у тебя (Песн. 4: 7 по LXX) (преподобный Феодор Студит);

Она — Земной Дом Сына Божия как Ипостасной Отчей Премудрости, о Которой говорится в Книге Притчей: Премудрость построила себе дом, вытесала семь столбов его, заколола жертву, растворила вино свое и приготовила у себя трапезу (Притч. 9: 1–2) (святитель Иоанн /Максимович/).


Что говорили святые отцы о Рождестве Богородицы — читайте в книге Петра Малкова «Рождество Пресвятой Богородицы».