«Технические» чудеса

Вы здесь: Никея / Блог / О вере

Мы сидим на моей кухне, и я угощаю кофе моего прихожанина и хорошего знакомого Владислава Сергеевича Абрамова. Он руководитель компании, занимающейся изобретениями, в частности некоторые были сделаны по заказу военно-промышленного комплекса. Мы разговариваем о погибшей подлодке «Курск». По глубокому убеждению Владислава Сергеевича, гибель этих людей не напрасна. Из-за их смерти будут придуманы, введены в эксплуатацию приспособления, приборы и т. д., которые в будущем спасут гораздо большее количество жизней. И он стал рассказывать о подобных примерах из своей биографии. Я тут же взял диктофон… И вот эти записи расшифрованы.

«Хочу поделиться с вами несколькими удивительными случаями из моей интересной и богатой событиями жизни. Мне 60 лет. Двенадцать из них волей судьбы я был связан с нашей доблестной армией. Я являлся разработчиком, автором некоторых изобретений, которые были установлены на наших боевых машинах. Поэтому мне приходилось испытывать технику, к которой я имел непосредственное отношение, и экспериментировать с ней. Я общался с летчиками, техниками, я хорошо знаю психологию, специфику этих людей, очень уважаю их ратный труд. Иногда случалось так, что мои технические знания заводили меня в тупик. И вот три таких истории я хочу вам рассказать.

Проходили учебно-тренировочные полеты над Черным морем, над Туапсе. Молодой летчик проводил первые в своей жизни ночные полеты и попал в грозовой фронт, настолько сильный и мощный, что разрядами молнии частично был разрушен фюзеляж самолета. Самолет потерял управление. Двигатель заглох, ни один электронный прибор не работал. Летчик по аварийной связи связался с командным пунктом и получил добро на катапультирование. Но через несколько секунд он сообщил, что продолжает полет. Когда самолет приземлился, техники увидели, что у него отсутствуют носовая часть, половина крыльев и киль. С технической точки зрения истребитель впервые удалось благополучно посадить после попадания в такую сложную ситуацию. Этот случай был всесторонне изучен. В результате была создана надежная система грозозащиты, и наши боевые истребители, да и гражданские самолеты стали всепогодными.

Летчика, который, казалось бы, совершил технический подвиг, тем не менее, следовало посадить на гауптвахту и отдать под арест за невыполнение приказа: учитывая аварийное состояние самолета, он должен был катапультироваться над Черным морем. Вместо этого он продолжал полет – сначала над морем, потом над плотно заселенной территорией – и мог в любой момент рухнуть. Вот почему летчик должен был понести заслуженное наказание.

Во время работы комиссии, расследовавшей этот инцидент, я попросил летчика объяснить, как и что произошло в тот момент, когда он вошел в грозовой фронт. Он сказал: «Грозового фронта не было. Ни с того ни с сего при безоблачной видимости вокруг меня появились молнии».

Мне стало ясно, что произошло некое аномальное явление, которое наука до сих пор изучает, – это высокоэнергетическое статическое электричество, практически аналог грозового фронта.

«Когда я увидел, как разрушаются носовая часть и крылья, – продолжал летчик, – я понял, что со мной приключилась беда. Невольно я обратился к Богу со словами: «Боже, дай мне выжить! Я так хочу жить!» Дальше произошло нечто удивительное. В самолете не действовала ни одна энергетическая установка, но он вновь стал управляемым и летел. Ни один прибор этого не показывал, но по шуму и по тому, что самолет держался в воздухе, можно было судить о работе двигателя. С Божьей помощью я произвел посадку».

Это произошло в 1973 году. Тогда все летчики были коммунистами и атеистами. Явилось ли все случившееся проявлением чего-то Божественного, я не могу сказать: я человек технический и могу только констатировать то, что было. Когда случилась беда, человек обратился к Богу, и Бог дал ему возможность завершить полет, произвести посадку и остаться в живых.

Мы тщательно исследовали самолет. Было ясно, что человек попал в экстремальную ситуацию, которую на земле не каждому дано увидеть и постичь. Когда расшифровали показания «черного ящика», оказалось, что приказ о катапультировании не дошел до летчика, потому что радиосвязь была повреждена. Комиссия сочла нецелесообразным обвинять летчика в невыполнении приказа. Его оправдали.

В 23 года молодой лейтенант, рядовой пилот с обычным интеллектом совершил почти что подвиг. В 33 года он уже стал генералом, командующим Закавказского военного округа. Я уверен, что случившееся с летчиком кардинальным образом изменило его личность.

А вот другой случай. Он произошел на Украине, в Староконстантинове. Был 1976 год. Проходили испытания модифицированного самолета «МиГ-23». Летчики отрабатывали боевые полеты по локационным приборам. Один молодой летчик, пройдя обучение на тренажерах, был допущен к ночным полетам. По условиям задания ему надо было захватить движущуюся цель (учебный самолет коллеги) и сопроводить его по определенной траектории, при этом нажав фотопулемет и фиксируя произведенный пуск ракеты. (Ясно, что это была имитация пуска.) Летчик захватил цель, сопровождал ее, но в какой-то момент потерял сознание, и три минуты с ним не было связи. Потом он пришел в себя и снова захватил цель. И он ее реально видел, хотя на экране цели не было.

Есть такое явление – называется «заполненная память», – когда глаза продолжают видеть некий объект, но его уже нет перед человеком. Может случаться с людьми, работающими в ограниченном пространстве. Думаю, наш летчик попал именно в такую ситуацию.

Было 12 часов ночи. Он некоторое время сопровождал цель, пробил облачность и на высоте полутора километров вдруг обнаружил, что цели на радаре нет, а под ним – огни города. Высокая скорость и траектория полета были таковы, что самолет под прямым углом шел к земле и должен был неминуемо упасть на город. Ужаснувшись, летчик произнес: «Боже!» За что погибнут эти люди? Спаси их!»

С этими словами (он даже не успел сказать: «Боже, спаси меня!») молниеносно он сделал руками несколько манипуляций, которые позволили предотвратить падение самолета на высоте всего 50 метров над городом.

Божественное провидение не только дало летчику возможность совершить правильные действия, но и направило самолет в створ аэродрома.

Скорость посадки самолета в этом режиме в десятки раз превышала допустимую. Шасси были сломаны, обшивка, как стиральная доска, многие крепления оторваны. Самолет испытал перегрузки, в сорок раз превышавшие допустимые. Какая сила помогла летчику сохранить жизнь людей и свою и посадить самолет?

Молодой летчик обратился к Богу, и Бог его вразумил: за считанные доли секунды человек сделал то, что полностью противоречило законам аэродинамики и в обычной ситуации было немыслимо.

Это произошло в 1990 году.

Самолет «Ан-124» проводил учебно-тренировочную «коробочку» (полёт по установленному маршруту, обычно прямоугольному). Через некоторое время он исчез с радара. Долгое время с экипажем не могли связаться, поисковая группа готовилась к вылету… Но самолет вновь появился на радаре, и связь возобновилась.

По словам летчиков, они увидели непонятную вспышку, природу которой предстоит понять и изучить на земле.

Когда мы осмотрели самолет, стало ясно, что он попал в мощнейшее электростатическое поле, в результате которого и произошел такой инцидент. Я не стал бы давать ему каких-то сверхъестественных объяснений, если бы не перемена, случившаяся позже с одним из пилотов.

Это был мой сосед. Я знал его несколько лет и с уважением относился к нему. Нормальный мужик-летчик, в котором не было места эмоциям и которого слегка коробило от слов «искусство», «живопись», «поэзия». Через некоторое время после инцидента я стал замечать в нем разительные перемены. Мало того, что он начал читать стихи… В его квартире я увидел картину в нежных бело-голубых тонах, сквозь которые проступали образы то ли ангелов, то ли иных бесплотных существ. Ясно, что картина отражала его внутреннее состояние.

Первый случай произошел в 1973 году, второй – в 1976 году, а третий – в 1990 году. Вот думаю, что такое может случиться и с другими нашими людьми, на нашей земле. Но хочу сказать, что это никакое не Зазеркалье. Надо только очень сильно верить в Бога!»


Я не отпускаю моего собеседника, – когда еще представится возможность пообщаться так, чтобы тебя не отвлекали. Прошу рассказать что-нибудь еще… Владислав Сергеевич смотрит на часы и сдается: Ладно, батюшка…

«Вот случай, тоже связанный с авиацией. Он произошел с моим другом, практически моим побратимом, с которым мы бок о бок прожили долгую жизнь.

Мой друг закончил Гатчинское летное училище и стал работать бортинженером на Ил-18. У этого самолета четыре двигателя, но он может летать и с одним двигателем. И вот однажды летному экипажу вместе со стюардессами пришлось работать на одном двигателе.

Сначала работали на четырех, но в процессе тренировочного полета следовало отключить двигатели. Так получилось, что в кабине сидели два экипажа, два первых пилота, и вместе они дали взаимоисключающую команду – и выполнили ее. Все двигатели были выключены, кроме самого крайнего, но на какой-то момент и он оказался отключенным.

И самолет стал падать.

У Ил-18 есть одна интересная особенность: когда самолет падает, можно выжить, если успеешь спрятаться в хвосте. Он настолько прочный, что от удара отваливается и отлетает в сторону, а все остальное может сгореть. Так получилось, что все четыре члена экипажа, выполнив неправильную команду, бросились в хвост самолета спасать свои жизни.

На месте борттехника оказался мой друг Валера Поляков, который только-только закончил летное училище. Он всю свою жизнь, с пеленок, рисовал самолеты, делал планеры, мечтал стать пилотом, но по состоянию здоровья был техником самолета. Его детство прошло с людьми, которые знали некоторые нехитрые молитвы. Так что ему было ведомо Слово Божье. Когда Валера почувствовал, что самолет падает, и понял, что смерть неизбежна, – он прочел короткую молитву во спасение души: «Господи, если тело мое погибнет, то пусть останется моя душа». Он уже попрощался мысленно с матерью и в этот момент, по его словам, сквозь него словно ток прошел. Он сел на место пилота, включил одно, второе, третье, перегнулся, перепрыгнул на место борттехника и совершил манипуляцию, которую он не раз делал, будучи техником. В результате на падающем самолете включился тот самый крайний двигатель. И на этом двигателе он выровнял и посадил самолет.

По сути мой друг техник выполнил функции и первого, и второго пилотов одновременно, хотя не имел на это полномочий. И был отстранен от дальнейших полетов. Его чуть не отдали под суд. Но уйти с летного поля он не захотел – стал уборщиком мусора с самолетов.

Прошло полгода. У главного авиаконструктора С.В. Илюшина шло совещание. Говорили о том, что нужен самолет, который мог бы летать на одном двигателе. Один из участников совещания вспомнил об инциденте с посадкой Ил-18 на одном двигателе.

Илюшину прислали все документы по этому полету, позвали Валеру. Илюшин говорит:

– Показывай, как ты спас самолет!

Валера показал, какую именно манипуляцию он проделал. Главный конструктор спрашивает:

– Почему ты сделал это именно так?

А он отвечает:

– Я не знаю, но моя рука нажала на этот тумблер и выключила тот тумблер.

– Но об этом нигде не сказано!

– Да я помолился, и Бог помог.

– Не знаю, как Бог, но ты спас людей и спас самолет.

С этого момента Валерий Поляков стал старшим инженером-испытателем Илюшина. Двенадцать лет назад его проводили на пенсию. Теперь он работает в фирме «Боинг», тоже старшим инженером-испытателем.

Как говорит сам Валера, он всегда входит в самолет с молитвой и выходит с молитвой, понимая, какой это подвиг – приближаться к Богу и не ощущать этого. «Сколько лет я летаю, и каждый раз получаю эту благодать!»

***

Чудо может произойти. А может не произойти. В чем причина? Постичь замысел Господа нам невозможно, и лично для меня самым сильным ответом на этот вопрос являются слова Христа, сказанные ученикам: «Вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас; и в тот день вы не спросите Меня ни о чем» (Ин. 16:􀁢22, 23).

Я много думал над этими словами. Насколько многое откроется нам, когда мы окажемся в мире ином, насколько очевидны станут события нашей судьбы; у каждой ниточки будет узелок, за который она крепится к вышивке узора нашей жизни…

Чудеса Христовы! Они головокружительны и прекрасны! Но более всего прекрасно то, что Христос и сегодня с нами — «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28:􀁢20)! А если Он с нами, значит, в жизни нашей есть место чуду.


Продолжение читайте в книге протоиерея Константина Пархоменко

«О чудесах в Библии и в нашей жизни. Свидетельство Божьей любви»

Эта книга написана для самого широкого круга читателей. Автор – опытный публицист с хорошим слогом – делится своей верой, своими сомнениями и открытиями. Такие книги, написанные не с позиций «священник – мирянин», «ученый – неуч», «верующий – атеист», а будто рассказанные близким человеком, необыкновенно легко читать. Эта книга подойдет даже для сильно сомневающегося в вере человека.


О вере
, ,


Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA image
*