25 Сентября 2018

Псалом 4: как на самом деле зовут Бога и почему мы перестали так его называть?

Священное Писание и Псалтирь

Если Бог нематериален, есть ли у Него лицо? Какое Свое имя открыл Бог Моисею и почему мы сейчас так Его не называем? И как традиции перевода повлияли на смысл псалма? Разбираемся вместе с Владимиром Сорокиным в его книге «Живая Псалтирь день за днем».

Псалом 4

1 Начальнику хора. На струнных орудиях. Псалом Давида.

2 Когда я взываю, услышь меня, Боже правды моей!
В тесноте Ты давал мне простор. Помилуй меня и услышь молитву мою.

3 Сыны мужей! доколе слава моя будет в поругании?
доколе будете любить суету и искать лжи?

4 Знайте, что Господь отделил для Себя святого Своего;
Господь слышит, когда я призываю Его.

5 Гневаясь, не согрешайте: размыслите в сердцах ваших на ложах ваших,
и утишитесь;

6 приносите жертвы правды и уповайте на Господа.

7 Многие говорят: «кто покажет нам благо?»
Яви нам свет лица Твоего, Господи!

8 Ты исполнил сердце мое веселием с того времени,
как у них хлеб и вино [и елей] умножились.

9 Спокойно ложусь я и сплю, ибо Ты, Господи, один даешь мне жить в безопасности.

 Псалом 4

Святой Давид-псалмопевец. Икона

Основная часть псалма заключена между двумя священными именами: именем Элохим во втором стихе и именем Яхве в шестом, где в переводе оно, соответственно традиции, принятой еще в иудаизме послепленной эпохи, заменено титулом «Господь».

Впрочем, имя Элохим вряд ли можно считать именем собственным в строгом смысле слова: оно означает просто «Бог», Бог с большой буквы в отличие от множества богов с буквы строчной, наполнявших языческий мир. А вот Яхве — имя собственное в полном смысле, то самое, которое Бог Сам открыл Моисею на Синае. Оно стало священным и вскоре при общественных богослужениях и личных молитвах вытеснило прежнее, некогда открытое Аврааму — имя Эль-Шадай, в Синодальном переводе передаваемое обычно как «Бог всемогущий», хотя, строго говоря, это именно имя, а не эпитет.

Итак, от одного священного имени к другому — таков внутренний путь молящегося, выразившего свой опыт в написанном им гимне. От «Элохим» к Яхве. От «Бога вообще», пусть и Бога с большой буквы — к Богу, Которого называешь по имени. Что это за путь? Какова его внутренняя динамика? И сколько времени он может занять?

Может быть, не так уж и много. Иногда. Когда вокруг враги — и они готовы напасть. А ты живешь спокойно, спокойно ложишься и спокойно спишь, и встаешь утром тоже спокойно — потому что путь завершен и Бог уже в сердце, а ты в Его присутствии, и бояться нечего. И радости больше, чем у тех самых врагов тогда, когда у них изобилие хлеба и вина (а ст. 8 можно понять и так — не «оттого, что вина и хлеба у них стало много», а «больше, чем тогда, когда вина и хлеба у них стало много»). Потому что Яхве явил Свой свет, свет Своего лица.

Значит, у Бога есть лицо? А как же вторая заповедь? Будь Его лицо чем-то статичным, чем-то таким, что можно изучать, как изучаем мы окружающий нас мир, вторая заповедь была бы, наверное, не актуальна. Но в том-то и дело, что Его лицо открывается тогда, когда Его имя становится частью нашей жизни. Не потому, что в нем какая-то особая магия, а потому, что за Своим именем стоит Он Сам. А Свое лицо Он открывает нам в момент встречи.

Позови Бога по имени, и Он откликнется, не потому, что в имени сила, а потому, что Он обещал. Бог перестанет быть просто абстрактным Богом, пусть и с большой буквы, и станет Богом нашего сердца.

Тогда меняется все. На место суеты и лжи приходит жертва праведности или жертва правды — по-еврейски правда и праведность называются одним словом. Божье имя входит в наше сердце, в нашу жизнь. Ведь и жертвы приносили ради общения с Ним, чтобы посидеть с Ним за одним столом и чтобы Он освятил Своим присутствием тех, кто собрался ради жертвенной трапезы. Бог всегда остается Богом, но пока мы не с Ним, а Он не с нами, нам от этого не легче. Отсюда желание встречи, желание пути к Нему и за Ним, того пути, который и называется путем праведности.

Троица. Икона XIV века

Троица. Икона XIV века

Но все же: когда? Сколько времени может понадобиться на этот путь? Иногда Яхве являет свет Своего лица совершенно неожиданно и ненадолго. Не потому, что Ему жалко, — мы больше не выдерживаем. Чтобы жить с Ним, надо не согрешать даже во гневе и уметь безмолвствовать (ст. 5 — «безмолвствуйте», а не просто «успокойтесь»). Знать, что такое внутренняя тишина, и не давать греху захватить над собой власть, хотя бы здесь и теперь, в этот самый конкретный момент. Когда на место шумного гнева приходит тишина, освобождается место для Его имени, которое теперь может зазвучать у нас в душе и открыть Богу дорогу в сердце, явив нам Его свет.


О смыслах других псалмов читайте в книге Владимира Сорокина «Живая Псалтирь день за днем»