9 Июля 2018

О любви и свободе: как обрести семейное счастье

Семья

Вчера, 8 июля, праздновался День семьи, любви и верности. Церковь вспоминает в этот день святых благоверных князей Петра и Февронию, семейная жизнь которых была трудной, но одновременно радостной, как это бывает и в современных семьях. Сегодня говорим с о.Владимиром Архиповым о любви, свободе, счастье и о том, как обрести их в семейной жизни.

Любовь — это единственное,
чего нельзя требовать.
Можно плакать, когда ее нет,
и радоваться, когда она есть.
Люди ошибаются, требуя любви.

Архиепископ Иоанн (Шаховской)

Семья — что это за форма жизни? Продолжение творения мира и благословение Божьей любви: Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника (Быт. 2: 18)? Или средство выживания и продолжения рода, порожденное необходимостью? Как создать семью? По любви, по расчету, по случаю, по разуму, по страсти, одну на всю жизнь или несколько, в поисках лучшей?

Как стать одной плотью


Священнику, быть может, как никому другому, известна реальная картина семейных отношений. И, увы, она зачастую не радует. Все мы, особенно христиане, и еще более священники, говорим очень много красивых и умных слов, но они мало задевают за живое. Почему? Почему мы, выслушав вполне добротные доклады или хорошую проповедь, уходим все с тем же грузом проблем и глубины нашей души остаются не затронуты? Слова не те или сердце за семью печатями? Мало слов или глуби́ны очень глубоки? Всем известно, что не хорошо быть человеку одному. Как точно сказано. И бывает, что где-то, на краю света или в параллельном классе, есть «соответственный» человеку помощник из его же собственного ребра.

Они оба стремятся друг к другу, сознательно или не очень, не зная ни адреса, ни имени. И если они будут верны своему внутреннему голосу, настанет мгновение, когда их пути сойдутся в одной точке. Принципиально важно к этому моменту не растерять богатство любви, не раздробив и не разменяв его на то, что не стоит драгоценного дара. И тогда станет ясно, что это и есть единственно возможный вариант, задуманный Творцом. Найденное «ребро» встает точно по месту и по размеру. Но даже в этом случае потребуется немало усилий для достижения гармонии, чтобы два потомка Адама и Евы стали одним целым с сохранением уникальности каждого. Причина проста — у обоих достаточно ран и шипов, которые будут препятствовать желанному единству и ладу. Их придется долго исцелять и сглаживать.

Как говорил отец Александр Мень, диавол имеет в своем арсенале семь грехов для своей аудитории. Человечество ничего нового не придумало. Этого набора хватает на все времена для всех людей, независимо от возраста и пола, нищеты и богатства, социального положения или образовательного ценза. Просто в той или иной среде лучше умеют до поры до времени скрывать плоды трудов «великолепной семерки» от постороннего взгляда.

Сергей Иосифович Фудель пишет сыну по поводу отношений в семье: «Никогда, никогда никого не огорчай. Старайся об этом всегда и постоянно, в серьезном и мелочах, в праздники и будни жизни. Это иногда ужасно трудно, иногда неприятно, иногда даже кажется нелепо, но ты все-таки старайся. Вступить в брак — это значит потесниться, уступить часть своего места, выпихнуть из себя много своей самости ради другого. Не начав отрешаться от себя, лучше не подходить к браку».

Надо сказать, семейная переписка, как ничто иное, может приоткрыть силу и красоту отношений между любящими. Все письма Сергея Иосифовича наполнены нежностью и глубочайшим уважением к сыну, невестке, жене. Протоиерей Александр Шмеман в своих дневниках, неоднократно упоминая одной-двумя фразами о семье, не только передает трогательную нежность и теплоту, но и удивительную культуру уважения к свободе своих родных.

Без дружбы и единодушия, уважения личности другого, его внутренней свободы (супруга, ребенка) союз не может долго существовать как цельный организм. А ведь в этом замысел и благословение Бога: Прилепится (человек) к жене своей; и будут два одна плоть (Быт. 2: 24). При этом не исчезает личность каждого, но двое могут и должны жить как единое целое, оставаясь самими собой. Иначе зачем Богу создавать двоих, можно было бы одного, сочетающего в себе женское и мужское начала, не было бы ни ссор, ни обид, ни измен. Ясно, что в этих библейских словах речь идет не только о физической близости. 

Адам и Ева в Раю

Адам и Ева в Раю 

Физическая близость не созидает одну плоть. Если он и она ищут только этого, то остаются еще дальше друг от друга, чем до встречи. Как сказал мудрый человек: «Каждый человек — однокрылый ангел. Мы способны летать только в объятьях друг друга». Сын Божий, живя в семье праведного Иосифа и Девы Марии, приходя в семью апостола Петра или на брак в Кану Галилейскую, благословляет Своим присутствием союз мужчины и женщины.

Для того чтобы брак двоих стал союзом любви и единства, Бог дал им душу, способную к жертвенной любви. Только она может принять и покрыть инаковость другого и убедить, что он любим.

Любовь — не та возрастная влюбленность, которая пылает страстью потреблять и на время ослепляет, а глубокое чувство, которое находит радость в отдаче. Зрелая душа (глубокое чувство обязательно проводит душу через страдания, которые помогают взрослеть) интуитивно открывает для себя, что блаженнее давать, нежели принимать (Деян. 20: 35).

Так рождается способность жить в свободе и принимать свободу другого. Свободу не от супруга и от ответственности, а от поглощения и подавления одной личности другой. В той свободе, которую мы имеем во Христе Иисусе (Гал. 2: 4), как свидетельствует апостол Павел. Только в Боге мы обретаем свободу быть самими собой, то есть такими, какими нас задумал Господь, реализуя все лучшее, что он нам каждому даровал, чтобы имели жизнь и имели с избытком (Ин. 10: 10).

Создав свою семью, мы далеко не сразу понимаем, что в этом новом образовании фактически происходит пересадка из одной среды в другую. Как бы ни казались на первый взгляд схожи семьи будущих супругов, при ближайшем соприкосновении они оказываются существенно различны. Ведь до поры до времени разница либо замаскирована воспитанностью, либо не видна за бурей чувств в захватывающий период влюбленности. Первые же дни совместной жизни обнаруживают совершенно неожиданные прозаические ее стороны. И далеко не всякая поэтичность ее выдерживает.

Открывающуюся суровую действительность в различных сферах — психологических, культурных, бытовых, родственных — необходимо будет преодолевать, сглаживать, снимать. Возможность для этого только одна — в преодолении себялюбия — «главной болезни человека», как ее назвал отец Александр Мень.

Он сказал о ней точные слова: «Она коренится в самых глубинах сатанинских. Душа замыкается в себе, хочет жить для себя и в себе. Это начало демонского, черного, сатанинского восстания против Бога. Себялюбие стоит у нас в основе всего. Общаемся ли, дружим, имеем семью и близких — и все я и я и для себя. Себялюбие делает постепенно человека слепым и глухим, сердце черствеет, в душе становится сумрачно и смрадно. Мы прячемся как улитка в раковину и там сидим. И нам это начинает нравиться. Мы скрючиваемся, становимся подобны нерожденному младенцу. Но то младенец, а мы, родившиеся, скрючив спину, согнув голову, ничего вокруг себя не видим и не слышим».

Но мы созданы и призваны не для страданий от самих себя, а для блаженства со Христом, и чтобы выпрямиться, исцелиться, человек должен поверить в свою ценность, красоту, да и просто в право на жизнь. В этом велика роль супруга: каждый из нас в браке является и пациентом, и целителем.

Супруг не только потребитель тепла и ласки другого, но прежде всего даритель, создатель среды и атмосферы, в которой его избранник начнет оживать. Ибо дефицит любви и искреннего, бескорыстного интереса к человеку и делает нашу душу скрученной и запутанной, как корни дерева, ищущие под землей влагу. Но Бог дает нам шанс, и самый наилучший. В огромном безразличном мире миллиардов людей нашелся один, который предлагает тебе самое сокровенное — сердце, мысли, чувства, жизнь, наконец. Эта встреча окрыляет и вдохновляет. Постепенно рождается союз, задуманный Господом. Таинственно и незаметно будет совершаться чудо.

Супруг, как ангел, откроет и принесет весть о том лучшем, что скрыто на самой глубине души избранника. И скорее всего, неведомо даже ему самому. Душа начнет оттаивать и расцветать, поверит в свою ценность, без необходимости утверждаться и защищаться. В ней обретут жизненную, творческую силу уникальные свойства, заложенные Творцом, а нужда в масках и декорациях отпадет.

Как быть свободным в любви


Как быть свободным в любви

Одновременно с внутренней свободой приходит ответственность друг за друга, которая сопутствует настоящей свободе. Есть у нас и библейское обоснование тому, что свобода в семейных отношениях заложена самим Богом: апостол Павел призывает мужей: любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь (Еф. 5: 25).

В брак вступают, как правило, люди мало представляющие, что это такое, и с большим типовым набором внутренних проблем. Независимо от возраста большинство из нас не успевают научиться слышать другого, уважать иное мнение и признавать свои ошибки. Мы редко умеем на глубинном уровне признавать за другим право на его личную свободу, просить прощения не из вежливости, а ради восстановления достоинства обиженного тобою. Наконец, мы просто не умеем по-настоящему любить ни себя, ни другого.

Человек, который посылается нам как супруг, призван быть исцеляющей средой для саднящих травм, полученных нами в детстве или юности. Проблема личной свободы в семье усложняется не только властолюбием, самомнением, себялюбием, но и тем, что мало кто согласится, что не уважает свободу в другом. Однако что бы человек ни считал по своей слепоте, существует множество проявлений, которые при честном взгляде на себя могли бы помочь увидеть это зло. Свобода несовместима с нетерпимостью ко всему иному — национальности, культуре, традиции, стране, другому приходу, другой конфессии.

Свобода несовместима с неумением слушать и слышать, принадлежать собеседнику, оппоненту в тот момент, когда кто-либо ищет нашего внимания.

Свобода несовместима с нетерпимостью к замечаниям и критике, привычкой повелевать и подчинять себе все равно кого — ребенка, супруга, старика, собеседника. Нам приходится жить и учиться жить одновременно. Отдельного времени для обучения и исправления ошибок не предусмотрено.

Один человек спустя несколько десятилетий после свадьбы написал: «Мои дети уже выросли и покинули дом, но если бы мне довелось вновь воспитывать их, я сделал бы следующее:

  1. Я бы больше и иначе, чем это было, любил бы свою жену.

  2. Я бы больше смеялся вместе со своими детьми над нашими ошибками и над нашими радостями.

  3. Я бы больше прислушивался к мнению детей, даже в их раннем возрасте, не подавляя своей властью их личную свободу.

  4. Я бы не считал, что меня лишают свободы, когда приходилось поступать не так, как мне хотелось.

  5. Я был бы более честным по отношению к своим слабостям и не претендовал на непогрешимость.

  6. Я бы больше играл, занимался, работал с детьми.

  7. Я бы больше ободрял детей и чаще хвалил бы их.

  8. Я бы по-новому понимал свою роль как главы семьи.

  9. Я бы не требовал от жены, детей и родственников подчинения своему мнению.

  10. Я уделял бы больше внимания незначительным вещам, делам и словам любви и доброты».

Свобода в семье — это не только уважение другого человека и его мнения, но и забота о его самоуважении, достоинстве, о его сокровенном личном мироощущении. Это бережное отношение к его личностным особенностям, пусть и не всегда удобным в общежитии.

Принятие свободы личности не означает согласия со злом, которое эта личность несет в мир. Это прежде всего доверие Богу, принятие Его замысла о любом человеке, доверие к тому, что Он создал по Своему образу не только мое «я».

Архиепископ Иоанн (Шаховской) наставляет: «Относись к каждому человеку так, как будто всю вечность ты будешь с ним. Относись к нему так, как будто ты должен был сейчас с ним расстаться, но от твоих отношений к нему зависит твоя и его вечность». Семья — явление, которое в той или иной мере касается практически любого в нашем мире. Есть семьи прекрасные и счастливые, есть и такие (к сожалению, немало), где людям не очень сладко живется. Есть и те, кто по той или иной причине одинок. Тысячи поколений прошли перед нами, и еще больше последует после нас. Но не было и не будет ни одной судьбы, во всем повторяющей другую.

Пример любви: святое семейство


Рафаэль Санти. Святое семейство

Рафаэль Санти. Святое семейство.
Эрмитаж.1506

И среди бесчисленного множества семей есть одна-единственная необычная, размышление о которой может многому научить. Это Святое Семейство. Первое, что бросается в глаза, — семья возникла не по общепринятым мотивам человеческой любви и страсти, но по воле Бога и по доверию к Нему чистых и послушных сердец. И Дева Мария, и Иосиф Обручник каждый жили в том внутреннем единстве с Творцом, которое позволяет слышать и понимать Его волю. Они не искали отношений с Ним ради благополучия и решения бытовых проблем.

Дева Мария, жившая с рождения в свободном посвящении себя Богу, в полном растворении в Его Святом Духе, была готова принять любую Его волю. Жить в уединении, молитве и труде для славы Божией или стать Той, Кем Ей предназначено было быть. Можно быть уверенным, что, проведя годы детства и юности при храме, под покровом Божией благодати, Она не раз получала свыше свидетельства и откровения той высшей радости, которую не хотела бы променять на нечто другое. И именно поэтому Пресвятая Дева Мария узнала волю Божию и приняла ее в час Благовещения. Слова: се, раба Господня; да будет мне по слову Твоему (Лк. 1: 38) — были плодом Ее молитв и познания Бога.

Праведный Иосиф, который тоже умел слышать, что хочет от него Бог, доверился Ему в очень непростой ситуации. Принимая Марию — прекрасную чистую Деву, исполненную духовной и внешней красоты, обретшую мудрость и цельность души в служении Богу, он никак не предполагал, что Она готовится стать Матерью. И «будучи праведным», как говорит Священное Писание, имевшим благородную, щедрую душу, он намеревался не предавать огласке то, что явилось бы позором для Девы Марии и Ее семьи. Но когда он подумал отпустить Марию, Господь открыл ему Свою волю, и Иосиф поступил не по своему разумению, а доверился слову Бога. И прославился в веках и в вечности.

Святое Семейство ответило Богу полным доверием, чистотой души и чувств, принятием и уважением свободы того, кто рядом, заботой и служением друг другу во исполнение замысла Творца. Эта семья жила земным трудом, душевным и духовным союзом среди людей, среди обычного быта, продолжая оставаться образцом молитвы и послушания. Хотя нет и не будет больше в мире такой семьи, но все остальные могут быть на нее похожи в главном, если живет в них воскресший Христос.

До сих пор, несмотря на весь горький опыт семейных трагедий, в «духовных генах» (а не в инстинкте) человечества живет Божественный замысел райского союза между мужчиной и женщиной. Не будь замысла Творца о внутреннем единстве двоих, мы ничем не отличались бы от растений или животных, которые объединяются только для воспроизведения потомства. Тогда в нас работал бы только биологический инстинкт и мы не знали бы высоких чувств любви, светлого самозабвения, радости встреч и горечи потерь.

Нехорошо быть человеку одному. Или хорошо?


Нехорошо быть человеку одному

Казалось бы, Господь так трогательно и нежно позаботился о нас: не хорошо быть человеку одному, что впредь иначе и быть не может. А в мире так много одиночества и одиноких, даже там, где двое вступили в брак, но не стали одной плотью!

Беспризорные или детдомовские дети, оставленные родителями или живущие дома, но не нужные тем, кто их родил. Одинокие мужчины и женщины, вдовы и вдовцы, одинокие старики и старухи. Как трудно тем, кто вырос и жаждет своей личной семьи, но кому Бог, с учетом изменившегося состояния мира, судил идти по жизни одному. Как все это соотнести с замыслом Творца?

Прежде всего, и это, пожалуй, самое главное, — Бог создал не семью, а человека. Главным смыслом нашего существования является не создание семьи и продолжение рода (это природное свойство любой живой материи), а максимальная реализация заложенных в человеке духовных даров для взращивания в себе подобия Богу.

Для этого нам даны богатые возможности. Труд не только для пропитания, но прежде всего для благодарного и доброго владения вверенной нам землей во славу Творца. Любовь, но не как стихия эмоциональных переживаний, а как основа осмысленного и счастливого существования. Свобода, но не как неуправляемая стихия своевольных и самолюбивых желаний наперекор всем и вся, а как личный выбор любви и истины, как доверие и верность Премудрости Божией. Собственно бытие, но не как мучительное отбывание срока между рождением и смертью, а как сыновнее сотворчество Небесному Отцу.

В чем слабость влюбленности и сила любви


сила любви

Нам всем хорошо известно, что юношеская влюбленность и стремление быть вместе зачастую врываются в жизнь гораздо раньше, чем голова и сердце смогут адекватно понять, что происходит. Такое состояние известно людям во все века, и это нормально. Это время каждый вспоминает как прекрасное. Слава Богу, когда оно посылается, ибо задумано Творцом. Но далеко не всегда смысл его человек понимает правильно. Испытывая восторженные романтические переживания, молодые люди не хотят согласиться, что действовать и жить им придется в мире непростой реальности, от них потребуется не страсть, а ответственность. Но многие и очень важные решения о будущей судьбе своих отношений, вплоть до заключения брака, они принимают как бы во сне.

Какой бы хотелось видеть семью? Прежде всего союзом двух зрелых людей, способных адекватно и трезво понимать самих себя и другого. Они должны быть готовы мыслить не в категориях «ты принадлежишь мне и все твое — мое», а наоборот — «я принадлежу тебе и все мое — твое». Двое тогда смогут стать единой плотью, когда каждый решится требовать изменений прежде всего от себя, а к другому проявлять снисходительность, когда научатся прощать и не смотреть на недостатки и промахи друг друга, когда появится опыт оправдывать, а не обвинять и осуждать. 

Именно в этом состоит зрелость человеческой личности, необходимая для семейного счастья, — в умении преодолевать свой эгоцентризм, ибо он не позволяет слышать, понимать, чувствовать другого. Эгоцентризм делает человека инфантильным и немудрым, несчастным.

Первая страсть, пусть и пылкая, уходит, она должна уйти, потому что надо будет просто жить. И если к этому времени люди не начнут учиться любить, каждый окажется безоружным перед сложными и не всегда приятными чертами характера и слабостями избранника. А противостать и преобразить их может только взгляд любви.

Как прийти к любви


Теперь мы подошли к самому важному свойству счастливой семьи — это любовь, про которую все мы слышали, но мало с ней знакомы. К сожалению, в понимании этого феномена человеческого бытия существует большая путаница. Хотя в каждом способность к истинной любви заложена изначально Самим Богом, то, как люди понимают любовь, очень сильно отличается от замысла. За нее выдают влечение к другому полу, всплеск чувств, навеянных яркой, сильной личностью, чувства, надуманные из жалости к себе.

Способность любить гораздо шире, чем чувство к человеку — супругу, детям, родителям. Она есть свойство мировосприятия и мироощущения, главный путь к Богу и собственной полноценной реализации. Поэтому если человек может любить по-настоящему хоть что-то (работу, природу, искусство) или кого-то (супруга, ребенка, прохожего, старика, инвалида), значит, он богат любовью как свойством своего характера. И тогда он действительно самый счастливый человек на свете.

Почему так трудно к этому прийти? Встретились две души, которые больше всего хотят быть любимыми и любить, но страдают от неумения этого достичь, не понимают, что надо терпеть, и учиться, и прощать, и снова рождаться в любви. Готовы ли супруги, дети, родители каждую минуту услышать просьбу, уступить, первыми проявить внимание к другому в ущерб своему «хочу» или «не хочу»? Другого пути просто нет. Для верующего во Христа решение вопроса упрощается, потому что только такая любовь ведет к Господу.

С. Фудель так понимал, что есть любовь: «Христианин должен всегда искать в себе любви к другим, но он никогда не должен требовать любви к себе. На то и есть христианство, чтобы любить без требования и награды. Только Господь Бог устраивает встречи любви».

Святые благоверные князья Петр и Феврония

Святые благоверные князья Петр и Феврония 


О том, как обрести радость, несмотря на неизбежные скорби, как увидеть в них смысл и возможность стать лучше, расскажет «Книга о радости и страдании» о.Владимира Архипова.