18 Сентября 2018

О чем мы молимся на вечерне?

Богослужение

Какой духовный смысл таится в словах и действиях участников богослужения? Что глубоко символично, а что совершается для особого молитвенного настроения? Разбираемся с книгой «Всенощное бдение» протоиерея Михаила Бравермана.

Богослужение вечерни рассказывает нам о переходе от Ветхого Завета к Новому, поэтому в начале службы поются псалмы и читаются книги древнего Писания, которые завершаются песнопениями с новозаветной тематикой. На всенощное бдение нас приглашает колокольный звон — благовест. В храме отверзаются царские врата, и в тишине начинается каждение престола и алтаря.

Каждение в начале вечерни


Возносящийся ароматный дым от ладана сопутствует устремленной в духовное небо молитве. Диакон зовет людей к молитвенному бодрствованию: «Восстаните», а хор призывает священника к служению: «Владыко, благослови». Звучит возглас предстоятеля, славословящий Троичного Бога: «Слава Святей, и Единосущней, и Животворящей, и Нераздельней Троице, всегда, ныне и присно, и во веки веков». «Аминь» («истинно так»), — отвечает хор.

Тайну Троицы открыл для нас Сын: Он рассказал об Отце и явил Его милосердие, а верующим в Сына Отец послал Святого Духа. В центре всего церковного учения — Христос Бог. И в алтаре священнослужители поют Ему: «Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу. Приидите, поклонимся и припадем Христу, Цареви нашему Богу. Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви и Богу нашему. Приидите, поклонимся и припадем Ему».

Начало всенощного бдения соответствует началу мироздания — творению. Открытые царские врата обозначают открытое Царство Божие, пребывать в котором должен был человек. Каждение всего храма и предстоящих людей символизирует Божье благословение мира и человека. Это знак того, что все должно служить Богу. Священник в алтаре читает светильничные молитвы, их семь, по числу библейских дней творения.

Хор поет стихи 103-го псалма, прославляющего Творца: «Благослови, душе моя, Господа! Благословен еси, Господи». 103-ий псалом, который на будничной службе прочитывает чтец, называется предначинательным, так как им начинается вечерня — первая служба суточного круга. В образном и поэтическом псалме упомянуты даже ослы (онагри), зайцы, олени, цапля (еродия), лев, а также кит.

Мир был сотворен для человека, но человек нарушил Божью волю — совершил грех, исказивший все мироздание. Человек потерял рай, где общался с Богом. В знак этого царские врата закрываются. В мире человек оказался изгнанником, но Бог не оставил его. Сразу же за грехопадением Он обещал пришествие в мир Спасителя — и это исполнилось в Рождестве Христовом. И теперь в Церкви нам вновь открылось богообщение, мы на пути в Небесное Отечество и обращаем к Богу наше моление.

Начинается церковная молитва, состоящая из множества прошений, — ектения. Первая ектения на вечерне, утрене и литургии называется великой, потому что она больше малой, которая является ее сокращенным вариантом, или мирной, потому что она открывается призывом «миром Господу помолимся». 

Слово «мир» несет в себе разные значения, а в церковнославянском языке имеет и два разных написания. «Мир», с которым мы призваны приносить молитву Богу, обозначает покой сердца в Боге в противовес тому мiру, который лежит во зле и часто обозначает всю совокупность греха. После грехопадения человека этот мiр перестает быть Божиим, уходит от Бога. Но Бог так любит Свое творение, что Сам приходит в мiр, чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную. И посреди падшего мiра человек может обрести мир Христов, быть с Богом. Мира Христова, с которым мы призваны молиться, мы просим у Бога как дара. Об этом первое прошение ектении: о «свышнем мире» (мире, дарованном свыше) и о том, что должно стать его плодом, о самом главном — «о спасении душ наших».

Душа в Священном Писании — это не только невидимое начало в человеке, но и весь человек во всей его психофизической полноте. Господь есть Спаситель и души, и тела, и мы «чаем» (то есть ждем с надеждой) воскресения мертвых, то есть будущего, при Втором Христовом Пришествии, восстановления тел умерших из праха и соединения их с некогда отошедшими к Богу душами. Спасение и есть цель и смысл человеческой жизни: соединиться с Христом Спасителем, Богом Живым, над Которым не властна смерть и в Котором мы обретаем жизнь вечную.

Испросив у Бога важнейшее — спасение, мы молимся о мире, в котором пребываем, а также о Церкви, в которой живем и спасаемся: «О мире всего мира, о благостоянии (пребывании в добре) святых Божиих Церквей и соединении всех». Соединение всех — это единство людей в Боге.

Соединяясь в таинствах и молитвах с Господом, мы оказываемся перед удивительной возможностью быть в духовном единстве со всеми христианами, дальними и ближними, живыми и усопшими — со всеми, кто составляет Единую Христову Церковь.

Церковь Христова. Икона

Церковь Христова. Икона

Прошения великой ектении идут от самых главных к более частным: помолившись о всей Церкви, мы молимся о храме, в котором собрались на службу, о своем приходе, обо всех, кто «с верою, благоговением и страхом Божиим» вошел в этот храм. Страх Божий — это духовная категория, высшая форма благоговения перед святостью Божьей, боязнь оскорбить Бога неподобающим чувством или помышлением.

Каждый приход — частица Поместной Церкви, поэтому далее мы поминаем в молитве церковную иерархию. Мы молимся о том, кто возглавляет Русскую Православную Церковь, — о Святейшем Патриархе Московском и всея Руси; о епископе, который управляет нашей церковной областью — епархией; о пресвитерах, диаконах и «всем причте и людях» — обо всех церковных служителях и обо всех людях, которые составляют нашу Церковь.

Вслед за этим мы молимся о «богохранимой стране нашей, властех и воинстве ея». За две тысячи лет, прошедших от Рождества Христова, отношение власти к Церкви менялось не раз, но сама Церковь Христова всегда молится и о стране, в которой пребывает, и, по апостольской заповеди, о власти: как о той, которая ее поддерживает, так и о той, которая ее гонит. Церковь живет в истории, сосуществует с разными формами общественной и государственной жизни; все они «прейдут» — закончатся, а Церковь «пребудет вечно», и от «мира сего» останется лишь то, что будет воцерковлено, освящено и приведено к Богу — станет «миром Божиим».

Сотворенный Богом человек был поставлен господствовать над всем творением, но в результате грехопадения первых людей вся земля оказалась отделенной от Бога — проклятой.

Она восстает на человека, и мы молимся, чтобы Господь, посетивший мир и восстановивший связь Творца и творения, благословил нас жить в гармонии с природой. Об этом прошение «о благорастворении воздухов, об изобилии плодов земных и временех мирных».

Церковь исполняет свою миссию среди трудностей и соблазнов земного бытия, поэтому мы молимся о тех, кто особенно нуждается в помощи Божьей: «о плавающих, путешествующих, недугующих, страждущих, плененных».

Мы молимся также «об избавлении от скорби, гнева и нужды», которые всегда возникают там, где теряется упование на Божественную помощь.

К каждому прошению, произносимому диаконом или священником, хор добавляет: «Господи, помилуй». В этой краткой молитве заключена вся глубина, вся красота отношений человека с Богом, Который нас милует и спасает, вся полнота благ земных и Небесных, которые может даровать человеку Бог.

«Заступи, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию», — просим мы в предпоследнем прошении ектении. Оставаясь неприступным и надмирным по Своей природе, Бог благоволил открывать Себя человеку и посещать людей «Своею благодатью», даром Своей Божественной любви.

И так как Бог «Своею благодатью» может обитать и действовать в нас тогда только, когда мы сами открываем Ему свои сердца, то, молитвенно испросив помощи у Богородицы и всех святых, то есть тех, кто составляет Церковь Небесную, мы сами себя, и друг друга, и всю нашу жизнь («весь живот наш») вручаем («предаем») Христу Богу. «Тебе, Господи!» — подтверждает хор. Этим молитвословием, выражающим готовность посвятить нашу жизнь Богу, и завершаются прошения великой ектении.

После возгласа священника «Яко подобает Тебе всякая слава, честь и поклонение, Отцу и Сыну и Святому Духу» и завершительного «Аминь» начинается песнопение «Блажен муж» (в большие праздники оно отменяется), состоящее из шести стихов трех первых псалмов и припева «аллилуйя», что значит «славься». Это начало Псалтири, книги песнопений: «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых. Яко весть Господь путь праведных, и путь нечестивых погибнет».

Текст песнопения «Блажен муж» с иллюстрацией

Текст песнопения «Блажен муж» с иллюстрацией

Псалмопевец использует образный язык: путь праведников противостоит пути нечестивцев, а путь жизни — пути смерти. Книги Священного Писания (в том числе и Псалтири) имеют несколько уровней прочтения: буквальное, историческое, нравственное, символическое или аллегорическое (иносказательное). Таким образом, в словах первого псалма о человеке, который на путь грешных не стал, и на седалище губителей не сел, мы видим духовный смысл: путь — это образ жизни, нечестивые — это не обязательно люди, но также и помыслы. Призвание же человека — бороться с грехом, «не ходить» означает не стремиться к греху, «не стоять» — не участвовать в грехе, «не сидеть» — не оставаться в нем. Зло пребывает в мире и в человеке, но мы, приходя в храм, должны отсекать его и уходить из храма обновленными.

Если первые два песнопения всенощного бдения не были в строгом смысле молитвой, одно (103-ий псалом) говорило о творении, а другое («Блажен муж») призывало к праведности, то следующее песнопение: «Господи воззвах», также основанное на ветхозаветных псалмах (140, 141, 129, 116), — это устремленная к Богу молитва. Древние псалмы сменяются песнопениями с уже новозаветной тематикой — стихирами в честь праздника или святого.

Затем, на «Слава и ныне» (так на практике называется пение (чтение) «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу и ныне и присно и во веки веков») открываются царские врата и начинается вход с кадилом.

Через северную дверь на солею идут свещеносец, диакон с кадилом и священник, приносящий в это время молитву: «Вечер, и заутра, и полудне хвалим, благословим, благодарим и молимся Тебе, Владыко всех».

Хор заканчивает пение догматика — молитвословия в честь Девы Марии, выражающего догматическое учение о Воплощении Сына Божьего. Встав перед открытыми царскими вратами, диакон произносит: «Премудрость. Прости», начертывая при этом в воздухе кадилом знак креста.

Священнослужители входят в алтарь, проходя мимо изображения Благовещения, расположенного на царских вратах. Вход в Царство Божие, символом которого на земле является алтарь, открылся для человека через Воплощение Сына Божьего, возвещенного в день Благовещения, и Его крестную жертву. В этом Божья премудрость, которой мы призваны внимать всей душой, это и означают слова: «Премудрость. Прости» (буквально «прямо»).

Начинается «Свете тихий» — пение в честь Христа Спасителя, именуемого в Символе веры «Светом от Света». Это древнейший гимн, который мы приносим, «пришедши на запад солнца», то есть в конце дня.

Све́те ти́хий святы́я сла́вы Безсме́ртнаго Отца́ Небе́снаго, Свята́го Блаже́ннаго, Иису́се Христе́! Прише́дше на за́пад со́лнца, ви́девше свет вече́рний, пое́м Отца́, Сы́на и Свята́го Ду́ха, Бо́га. Досто́ин еси́ во вся́ времена́ пет бы́ти гла́сы преподо́бными, Сы́не Бо́жий, живо́т дая́й, те́мже мир Тя сла́вит!

Далее следует прокимен — краткое, состоящее из одного стиха псалма песнопение с припевом, также стихом псалма. Свои прокимны существуют для каждого дня седмицы, праздников, святых. Воскресный прокимен «Господь воцарися, в лепоту облечеся» сопровождают три стиха. Прокимен означает «предлежащий», и на богослужении он предшествует чтению Писания.

На вечерне прокимен предваряют паремии — чтения из ветхозаветных книг. Слово «паремия» означает «притча». В дни памяти апостолов на вечерне читают их послания. Паремий обычно три, но на Благовещение их пять, на Рождество Христово восемь, на Богоявление тринадцать, больше же всего чтений на вечерне Великой Субботы — пятнадцать.

Чтение паремий

Чтение паремий

Исполнение прокимна, который на вечерне возглашает диакон и повторяет хор, предваряют те же возгласы, что и перед чтением Писания: «Премудрость», «Вонмем», то есть будем внимать, и благословение: «Мир всем». Этими словами Господь и Его апостолы благословляли учеников. Особое значение они имели в период гонений, но и сегодня Христос, Который, по слову Апостола, есть наш мир, сохраняет человека посреди бурного моря житейского.

Далее следуют сугубая и просительная ектении, разделенные молитвенным песнопением «Сподоби, Господи, в вечер сей без греха сохранитися нам».

Сугубая и просительная ектении дополняют друг друга. В сугубой, которую мы приносим «от всея души, и от всего помышления нашего», перечисляются все, о ком молится Церковь: патриарх, правящий архиерей «и вся во Христе братия», богохранимая наша страна, власти и воинства, все, кто уже покинул мир, все, кто трудится в храме, поет и предстоит Богу в молитве. Сугубой ектении соответствует произносимое хором трехкратное «Господи, помилуй».

Просительная ектения с припевом «Подай, Господи» называет все то полезное, что мы испрашиваем для себя, и даже то, что должно стать результатом всей нашей жизни — доброго ответа на последнем Божьем Суде.

В дни больших (двунадесятых, великих и некоторых других) праздников совершается лития — усердное моление, которое открывается торжественной процессией — выходом духовенства из алтаря. В древности монахи в монастырях выходили из храма, а теперь духовенство выходит в притвор. Раньше притвор был местом для кающихся и оглашенных, готовящихся принять Крещение. То есть на литии Церковь будто бы выходит в мир, и этому соответствует вселенский характер литийной молитвы, на которой звучит прошение «о мире и состоянии всего мира» (то есть о мире и его бытии, существовании).

Ектения

Ектения

Литийные стихиры, которые исполняет хор, сопровождаются каждением. Стихиры посвящены либо празднику, либо храмовому святому.

Священник произносит молитву из пяти пространных прошений, заканчивающихся возгласом (что роднит ее с ектенией). Молитвенные прошения разделяет пение хора: «Господи, помилуй». Оно звучит символическое число раз: сорок после первого прошения, пятьдесят после второго и еще дважды по три. Священник молит Бога: «Спаси люди Твоя и благослови достояние Твое, возвыси рог христиан православных» (рог — это библейский символ силы и славы).

В молитве мы прибегаем к помощи всех святых, начиная с Богородицы, и перечисляем наших заступников, особо чтимых святых и святых дня. Еще одно песнопение — это стихиры на стиховне, песни присоединенные к стихам («стоящие» на стихах — отсюда их название) и посвященные дню или празднику.

Из притвора священнослужители перемещаются на середину храма, где установлен литийный столик: подставка с тремя свечами, на которой крестообразно расположены пять хлебов (столько послужило чуду умножения хлебов, совершенному Господом), пшеница, вино и елей. Хор поет:

Ны́не отпуща́еши раба́ Твоего́, Влады́ко, по глаго́лу Твоему́ с ми́ром, я́ко ви́деста о́чи мои́ спасе́ние Твое́, е́же еси́ угото́вал пред лице́м всех люде́й, свет во открове́ние язы́ков, и сла́ву люде́й Твои́х Изра́иля.

Эти слова ознаменовали пришествие в мир Христа. Впервые их произнес святой праведный Симеон Богоприимец, принявший на руки Богомладенца в Иерусалимском храме. Древняя традиция отождествила его с одним из семидесяти переводчиков книг Ветхого Завета на греческий язык. Симеон трудился над книгой пророка Исаии и недоумевал, как может свершиться пророчество о рождении Христа от Девы. Тогда он и получил уверение, что сам увидит исполнение пророчества.

Следует «Трисвятое». Чтец произносит три молитвы: «Святый Боже», «Пресвятая Троица», «Отче наш». Хор исполняет отпустительный тропарь, обращенный к нашей Заступнице: «Богородице Дево, радуйся». Или же звучит тропарь двунадесятого праздника, или Богородичен исполняется дважды и его продолжает тропарь праздника. На литии священник читает молитву благословления хлеба, пшеницы, вина и елея, указывая на них рукой поочередно, так что получается знак креста.

Освящение хлеба, пшеницы, вина, елея

Освящение хлеба, пшеницы, вина, елея

Священник просит, чтобы Господь не только освятил то, что предназначается в пищу, но и умножил эти дары во всем мире и через них освятил верующих: «Господи Иисусе Христе, Боже наш, благословивый пять хлебов и пять тысящ насытивый, Сам благослови и хлебы сия, пшеницу, вино и елей: и умножи сия во граде сем (или в веси (селе) сей) и во всем мире Твоем». Хлеб раздробляется, то есть разрезается, напояется вином и раздается верующим на утрене. На утрене также совершается помазывание елеем в знак Божьей милости.

За стихами благодарственного 112-го псалма «Буди имя Господне благословенно от ныне и до века» следует благословляющий возглас священника, завершающий вечерню всенощного бдения.


Из книги «Всенощное бдение» протоиерея Михаила Бравермана.