«Не нам, Господи, но имени Твоему дай славу»

Вы здесь: Никея / Блог / О вере

Понимая, что текст Псалтири, написанный в другом тысячелетии, на другом языке, непрост для восприятия современным человеком, мы попросили Владимира Сорокина дать пояснения на самые сложные места. Так появилась книга «Живая Псалтирь день за днем». И вот небольшой отрывок из книги для сегодняшнего дня.


Псалом 113
[Аллилуия.]

1 Когда вышел Израиль из Египта, дом Иакова — из народа иноплеменного,
2 Иуда сделался святынею Его, Израиль — владением Его.
3 Море увидело и побежало; Иордан обратился назад.
4 Горы прыгали, как овны, и холмы, как агнцы.
5 Что с тобою, море, что ты побежало, и [с тобою], Иордан, что ты обратился назад?
6 Что вы прыгаете, горы, как овны, и вы, холмы, как агнцы?
7 Пред лицом Господа трепещи, земля, пред лицом Бога Иаковлева,
8 превращающего скалу в озеро воды и камень в источник вод.
9 Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу, ради милости Твоей, ради истины Твоей.
10 Для чего язычникам говорить: «где же Бог их»?
11 Бог наш на небесах [и на земле]; творит все, что хочет.
12 А их идолы — серебро и золото, дело рук человеческих.
13 Есть у них уста, но не говорят; есть у них глаза, но не видят;
14 есть у них уши, но не слышат; есть у них ноздри, но не обоняют;
15 есть у них руки, но не осязают; есть у них ноги, но не ходят; и они не издают голоса гортанью своею.
16 Подобны им да будут делающие их и все, надеющиеся на них.
17 [Дом] Израилев! уповай на Господа: Он наша помощь и щит.
18 Дом Ааронов! уповай на Господа: Он наша помощь и щит.
19 Боящиеся Господа! уповайте на Господа: Он наша помощь и щит.
20 Господь помнит нас, благословляет [нас], благословляет дом Израилев, благословляет дом Ааронов;
21 благословляет боящихся Господа, малых с великими.
22 Да приложит вам Господь более и более, вам и детям вашим.
23 Благословенны вы Господом, сотворившим небо и землю.
24 Небо — небо Господу, а землю Он дал сынам человеческим.
25 Ни мертвые восхвалят Господа, ни все нисходящие в могилу;
26 но мы [живые] будем благословлять Господа отныне и вовек.
Аллилуия. 


Отрывок для молитвенного размышления на день (Пс. 113: 1–26):

9 Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу,
ради милости Твоей, ради истины Твоей


Псалом 113 может показаться образцом яхвистской антиязыческой полемики, в чем-то напоминающей памфлет. Боги с глазами, которые не видят, с ушами, которые не слышат, с руками, которыми ничего нельзя сделать, и ногами, которыми невозможно ходить, — все они очень напоминают таких же языческих богов из проповедей пророка Иеремии.

Возможно даже, что и сам псалом был написан приблизительно в те же времена, а значит, сравнительно незадолго до Вавилонского плена. В эту эпоху язычество стало не таким, каким оно было прежде, еще столетие назад. Наступала эпоха посттрадиционализма, которая не могла не отразиться на умах людей.

Посттрадиционализму свойственна известная атомарность общества, которое распадается на множество отдельных личностей, каждая из которых сама определяет и свою систему ценностей, и, в значительной степени, свои поведенческие модели. И, уж конечно, свое мировоззрение.

Прежде, во времена традиционализма, все перечисленное было достаточно устойчивым, общепринятым, не подвергалось ни сомнению, ни критике — не потому, что они были запрещены, а потому, что ни то ни другое в таком обществе было психологически невозможно. Соответственно, и религиозность в нем была более-менее устойчивой, по крайней мере в том, что касалось форм — о собственно духовной жизни в случае больших коллективов или целых народов что-то определенное, разумеется, сказать трудно. Теперь же каждый сам выбирал себе религию.

Конечно, государственная религия продолжала существовать повсеместно (в Иудее таковой во все времена ее истории оставался яхвизм), но, учитывая наметившееся разделение частной и общественной жизни, это никому особенно не мешало: официальные культы продолжали существовать и минимальную формальную дань им отдавал каждый, для себя же, для души и сердца, человек вполне мог выбрать что-нибудь еще, что было ему действительно близко.

С одной стороны, такую относительную свободу религиозного выбора можно было только приветствовать, с другой же, как бывает всегда в падшем мире, она породила целый ряд духовных проблем. Главная из них заключалась в том, что человек даже в религии, которая, по логике вещей, должна была помочь ему установить контакт и вступить в общение с высшими силами, стал видеть в первую очередь средство для достижения своих целей, направленных на собственный комфорт и благоустройство. Он принялся изобретать себе богов по собственному образу и подобию — точнее, по образу и подобию того, чего недоставало ему самому. Такие боги были бесконечно далеки от Бога живого, Который никогда не ставил Себе целью устроить человеку комфортную жизнь в падшем мире. Истинный Бог стремится спасти человека и преобразить мир, а человек обычно хочет спокойствия и удобства в том, что есть — и при этом он даже готов терпеть множество проблем и неудобств, ставших привычными. Бог такой выбор поддержать не может, а потому боги, созданные человеком для собственного комфорта, могут получить жизнь лишь от самого же человека. Без него они мертвы, и никакого постепенного перехода от мертвых богов к Богу живому нет и быть не может. Необходимо обращение, поворот на сто восемьдесят градусов — от бесполезных идолов к Богу, Который один может помочь по-настоящему.

Такой поворот, однако, предполагает не просто замену одного божества, созданного человеком по своему разумению, другим. Просто перейти от придуманного людьми баала к придуманному ими же «Яхве» (вернее, к тому, что они принимают за Него) — дело вполне бессмысленное. То, что выдумано человеком, всегда остается человеческим изобретением —даже если предметом «творчества» станет «Единый истинный Бог». Чтобы прийти к Богу живому, надо прежде всего уйти от всяких попыток как-то себе Его представить, вообразить, смоделировать.

В этом и заключается смысл второй заповеди, запрещающей священные статуи и изображения —не только внешние, но и внутренние, которые мы создаем в собственной душе. Потому и выходит на первый план священное имя, которому и просит Бога псалмопевец «дать славу», причем здесь под славой подразумевается реальное Божье присутствие. Священное имя открыто Богом, использование его для обращения к Богу не превращает такое обращение во внутреннее идолопоклонство. Оно, наоборот, придает интенции человека, направленной к Богу, ту форму и то качество, которые нужны ей для непосредственного богообщения, для встречи двух воль — Божьей и человеческой. Не случайно с именем оказываются связаны «милость и истина»: они и являются ключевыми понятиями, описывающими отношения между Богом и человеком. Отношения, в которых нет места ни ложным богам, ни фантомам, мешающим человеку общаться с Богом живым.

А наша душа, наша жизнь — свободны ли они от идолов?


Книга «Живая псалтырь» – живой опыт молитвенного чтения Книги Псалмов, который доступен каждому. Издание поможет любому христианину, серьезно относящемуся к своей духовной жизни, открыть путь к пониманию текста Псалтири, живой и глубокой молитве.


О вере
,


Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA image
*