9 Июня 2018

Как дружили в письмах католик и протестант

Апологетика и проповедь

Современные люди часто знакомятся и общаются в сети. И не просто общаются, а иногда и становятся лучшими друзьями, даже если живут в разных странах. 70 лет назад не было интернета, но вот дружба по переписке уже существовала.

Ко дню друзей хотим предложить отрывок трогательной переписки католического священника из Вероны и писателя Клайва Стейплза Льюиса.

Клайв Стейплз Льюис

Клайв Стейплз Льюис

Колледж св. Марии Магдалины

Оксфорд

10 августа, 1948

Благодарю тебя, отец возлюбленный, за твои письма. Отчего ты сомневаешься, что тебе по-прежнему принадлежит и будет принадлежать место в моих молитвах?

Ты прав, считая, что государство наше находится в опасном положении. Происходящая у нас борьба не острее, чем была в Италии, но в известном смысле труднее. Ваши «леваки» (хорошее слово для сбившихся с пути!) открыто признаются в своем атеизме, даже кичатся им; они волки и выглядят волками. Мы же страдаем от множества волков, облаченных в овечьи шкуры.

Многие из тех, кто вершит несправедливость в политике, говорят, что строят Царство Божие на земле, — и не только говорят, но, пожалуй, и сами в это верят. Однако не наше дело читать в сердцах, любовь же не предполагает злодейства в том, причиной чему может быть простая глупость и невежество — она «все терпит, всему верит».

Но, мне кажется, в этом положении вещей нет ничего изнурительнее того противоборства ненависти (не говорю — вражеской, но нашей собственной), которое мы ведем изо дня в день. Теперь действительно появляются новые угрозы и военные слухи. И все же я часто вспоминаю слова апостола: «Вас постигло искушение не иное, как человеческое» — «еще не до крови» и т. д.

Мы должны благодарить за любую участь: если она «блага» — потому что блага, если «дурна» — потому что производит в нас терпение, смирение, презрение к миру и чаяние вечного Отечества.

Прощай, будем всегда молиться друг за друга.

К. С. Льюис


Колледж св. Марии Магдалины

Оксфорд

1953 год

Клайв Стейплз Льюис

Возлюбленный отец!

Как всегда, благодарю тебя за твои отеческие благословения. Молюсь, чтобы ты с удовольствием вкушал все радости этого времени и находил утешение среди забот и скорбей.

Я не могу отыскать статью «Ответственность» в декабрьском номере «Друга». Здесь, должно быть, какая-то ошибка.

Прошу твоих молитв о труде, над которым я сейчас работаю. Я пытаюсь составить книжку о частных молитвах, предназначенную для мирян, прежде всего для тех, кто недавно обратился в христианскую веру и не имеет пока что длительного и твердого навыка молитвы. Я взялся за этот труд, потому что мне казалось, что хотя под рукой у верующих есть множество прекрасных книг, написанных на эту тему, но лишь очень немногие посвящены наставлению новоначальных, тех, кто пока еще дети по вере.

Я встречаю много трудностей и не уверен, есть ли воля Божия на то, чтобы мне закончить этот труд. Помолись, отец мой, чтобы мне не упорствовать с излишней дерзостью в том, что мне не пристало, и не уклоняться с чрезмерной робостью от необходимой работы. Ведь равно осуждены и тот, кто касается Сокровенного, не имея на то права, и тот, кто отведет руку, уже возложенную на плуг.

Ты и община твоя в моих ежедневных молитвах. Покуда мы еще в пути, это единственное общение, доступное нам. Молю о том, чтобы нам было позволено когда-нибудь встретиться лицом к лицу в Отечестве.

Прощай.

К. С. Льюис


 Модлин-колледж

Оксфорд

17 марта 1953 года

Возлюбленный отец, как и всегда, я весьма обрадован твоим письмом.

Удивительное дело и укрепляющее для веры, что две души, разделенные пространством, народом, языком, конфессией и возрастом, оказались соединены в приятном общении! Вот насколько духовное начало превосходит начало материальное.

Это делает понятнее то важнейшее учение, согласно которому мы неразрывно связаны и с грешным Адамом, и с праведным Иисусом, хотя (и по плоти, и по времени, и по месту) мы так далеки от обоих. Эта связь объединяет весь род человеческий; о, если бы он знал и то лучшее единство, о коем пишешь ты! Я не провожу ни дня без молитвы о достижении этой желанной цели.

То, что ты говоришь о нынешнем состоянии человечества, правда: все даже хуже, чем ты говоришь. Ведь сегодня пренебрегают не только Христовым законом, но даже законом природы, известным и язычникам. Сейчас не стыдятся прелюбодеяния, предательства, лжи, воровства и прочих преступлений, которые осуждают не только христианские учителя, но и сами язычники и варвары.

Ошибаются те, кто говорит: «Мир снова обращается в язычество». О, если бы это было так! На самом деле мы падаем на куда более низшую ступень. Человек «постхристианский» не похож на человека «дохристианского». Они отличаются так же, как вдова и девица, между которыми нет ничего общего, кроме отсутствия мужа. Но сколь велика разница между отсутствием мужа, которому надлежит явиться, и мужа, который потерян!

Я все еще работаю над книгой о молитве. Тот вопрос, о котором я тебе писал, я задаю всем богословам: до сих пор тщетно. Будем непрестанно молиться друг о друге, отец мой.

Прощай.

К. С. Льюис


Священник Джованни Калабриа

Священник Джованни Калабриа

Верона

3 сентября 1953 года

Возлюбленный во Христе, благодать и мир да умножатся для тебя и твоих близких. Вместе со многими братьями общины бедных служителей Божественного Провидения я провожу эти дни в духовных упражнениях. Их цель — в преобразовании характера, в достижении совершенства, в обновлении духовной жизни.

В молчании и созерцании вечных истин я внимаю голосу Божию, побуждающему наши сердца к большей любви. Молись, возлюбленный брат, чтобы я не впустую получил благодать Божию, но чтобы, приняв благодать Божию в страхе и радости, сумел ее приумножить.

В эти дни благодати и истины, когда я размышляю о Боге и о своей душе, я особым образом вспоминаю тебя; в особенности твои слова, что ты мне когда-то написал, постоянно в моем сердце: «…они не знают, какому Духу следуют… недостаток любви они принимают за рвение».

Эти слова подсказал тебе Святой Дух; они глубоко отзываются в моих ушах и в сердце. Поистине Господь одарил тебя своей особой любовью; поистине у Господа есть для тебя особое задание в наше тяжкое время, чтобы ты трудился ради блага братьев, ради славы Божией и Христовой, ради обновления душ в любви. Я считаю и буду считать тебя блаженным! Ибо Бог желает употребить тебя для совершения Своих дел.

А теперь у меня есть к тебе некая просьба, неизменно актуальная, хоть время бежит и торопит: мне бы хотелось, чтобы ты, ради твоего ко мне расположения, соблаговолил написать, что ты думаешь о моральном положении нашего века, какие у тебя мысли о причине и источнике трудностей, о разделении людей между собой, о тревогах за спасение мира и проч., что Господь тебе подскажет. Мне бы хотелось, чтобы ты указал спасительные меры, какие тебе кажутся подходящими для исправления и уничтожения нынешних зол, для обновления душ, для укрепления единства сердец в любви... Коротко говоря: что ты думаешь о духовной стороне этого вопроса и что считаешь необходимым делать, — вот чего я от тебя хочу.

Я прошу слишком многого? Будь снисходителен: я прошу, будучи уверен в нашем взаимном расположении и в твоей доброте ко мне. И уже сейчас шлю тебе свою благодарность.

Божественное Провидение связывает нас сладкими узами любви, хотя лично мы не знакомы. Но в любви, в молитве друг за друга мы знакомы не просто хорошо, а превосходно. Увидимся на небесах в обителях Божиих, по милости Господа, нас искупившего.

Прощай, и моли обо мне Бога, чтобы в этой жизни я приумножил данную Им благодать. Я постоянно за тебя молюсь, чтобы все твои желания исполнялись в мире и благополучии, которое от Господа.

Во Христе Иисусе,

Свящ. Дж. Калабриа 


Больше писем писателя и священника, наполненных любовью к Богу и друг к другу, вы найдете в книге «Соединенные духом и любовью. Латинские письма»

Соединенные духом и любовью. Латинские письма.

Льюис Клайв Стейплз

Переписка между писателем Клайвом С. Льюисом и католическим монахом Джованни Калабриа завязалась в 1947 году и продлилась до смерти Калабриа в 1954 году, после чего ее продолжали другие члены веронской общины вплоть до смерти Льюиса в 1963 году.

Переписка писателя и священника содержит глубокие рассуждения на разные темы — от христианского единства и современной европейской истории до миссии верующего интеллектуала. Переписка велась на латыни, поскольку Калабриа не знал английского.