11 Июля 2018

Как давать сдачи, подставляя другую щеку?

Воспитание детей

Как понимать слова Христа «не противься злому»? И нужно ли все же защищаться от обидчиков? Разбираем на примере школьников, есть ли противоречие между Евангелием и реалиями жизни.
«Наш ребенок — тихий и безобидный, и его иногда задирают другие ребята. Папа учит его давать сдачи и говорит, что парень должен уметь постоять за себя. Но как совместить это с Евангелием, которое учит нас прощать обидчиков? И можно ли научить ребенка смирению?»
Протоиерей Андрей Лоргус, психолог:

Евангелие написано для взрослых людей, и Христос обращался прежде всего к взрослым. Дети, естественно, приходят в Церковь и участвуют в религиозной жизни, но нельзя применять к ним требования заповедей в полной мере, тем более таких сложных, как заповедь о непротивлении злу: «А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5: 39).

Заповеди блаженства и вся Нагорная проповедь — это же не закон Моисеев. Христос не заставляет, а призывает нас: «Если хотите быть ближе к Царству Небесному — исполняйте!» Поэтому, если человек видит в себе духовную силу подставить другую щеку — он подставляет ее. А если не видит — защищается. При этом он защищает свое достоинство, свою целостность, свое здоровье, свою жизнь. 

Решиться на исполнение заповеди «о другой щеке» по-настоящему может только зрелый человек, у которого есть чувство собственного богоподобного достоинства.

Такое чувство возникает в семье и из самовоспитания. Если родители уважают друг друга, то и ребенка они встречают как личность, вошедшую в их мир отныне и навсегда, и тогда они еще до его рождения уважают и ценят человеческое достоинство. В этом случае ничего специально не надо воспитывать; у ребенка это достоинство будет. А если родители унижают друг друга и ребенка, если они манипулируют друг другом, тогда достоинство воспитать будет очень нелегко.

Как давать сдачи, подставляя другую щеку?

Ребенка с чувством собственного достоинства обычно никто и в школе не обижает, потому что у него есть внутреннее убеждение: с ним так нельзя. С определенного возраста дети хорошо чувствуют это. Но маленькие дети могут быть жестокими и слепыми. Они ведут себя так неосознанно. Если вашего ребенка кто-то в песочнице толкает или сыплет ему песок в глаза, конечно же, не надо говорить своему ребенку — дай ему сдачи. Ничего не надо говорить. Надо просто защитить своего малыша — увести его, попенять родителям обидчика, чтобы те его остановили. То есть надо просто остановить зло.

Если ваш ребенок бьет других, не надо с ним идти в песочницу, где много детей, а придется играть в сторонке. Здесь, собственно, и начинается воспитание. Вы говорите: «Мы будем играть вместе с другими, только если ты не станешь обижать детей и отнимать у них игрушки!» Дальше, лет с четырех или пяти, когда начинается развитие нравственных основ, ребенку уже можно объяснять нормы и правила поведения. И прежде всего родители должны убедить ребенка в том, что он имеет право на защиту. Важно научить его защищать себя — физически и психологически. Физически — значит, не позволить обидчику избивать себя, а психологически — протестовать и искать защиты у взрослых, не страшась при этом прослыть ябедой.

В любом случае у ребенка должен оставаться еще один выход — избегание. Защищаться — это не значит обязательно давать сдачи. Настоящая защита — это прежде всего открытое исповедание своего достоинства. Ребенок может сказать: «Не говори мне так!», «Не бей меня!», «Не оскорбляй меня!».

Если родителям и педагогам кажется, что это — очень слабая позиция, то они ошибаются. Слабая позиция — это молчание, молчаливое согласие, молчаливое принятие неприемлемого поведения. Дети умеют «проглотить» унижение ради «дружбы».

Надо ли учить ребенка самообороне? Думаю, да. Чтобы защищаться. Но никогда нельзя учить маленького человека мстить. Если ребенок жалуется, что его дразнят в школе, или даже не жалуется, но родители видят: что-то не так, он подавлен и не хочет идти в школу, — надо разобраться. Вплоть до того, что пойти к учителю, к директору и потребовать защиты. А когда отец говорит сыну: сам виноват, сам защищайся — это очень печально, потому что ребенок в этом случае вынужден искать другие способы защиты.

Как давать сдачи, подставляя другую щеку?

Например, он начинает манипулировать или угождать более сильному мальчику — то есть по сути дела выбирает себе «авторитет на зоне». Ребенку на самом деле важно даже не то, чтобы его не дразнили, а уверенность, что родители его поддерживают, что они — на его стороне и готовы за него заступиться.

В начальной школе родители могут попробовать поговорить с теми детьми, которые оскорбляют их сына или дочь. Как только дети понимают, что этого их одноклассника защищает взрослый, они тотчас начинают вести себя по-другому. А когда дети чувствуют, что они предоставлены сами себе, они устанавливают «фашистские» законы, власть силы. Реакция взрослых должна быть, конечно, адекватной: без истерик, оскорблений и применения силы. Родители обязаны сначала разъяснить обидчику, что его поведение безнравственно.

Если это не поможет — поговорить с его родителями и учителями, если же и такие разговоры останутся безрезультатными — написать заявление в милицию.

Такой радикальный шаг, как правило, вызывает сомнение, но это гораздо эффективнее, чем мстительные слова на кухне собственного дома при ребенке. А вообще ребенок не должен быть один, без опекающего взрослого. Родитель, учитель, тренер, классный руководитель — кто-то должен нести ответственность за то, что ребенок делает в эту конкретную минуту. Прошла пора, и, надеюсь, навсегда, когда дети гуляли во дворе без взрослых.

Что касается смирения, то оно как добродетель детям недоступно; воспитывать в них аскетическое смирение невозможно и даже преступно. Такое «воспитание» может привести к развитию неврозов. Смирение же как психологическое качество развивается в детях, если их родители и другие взрослые приучают детей принимать себя и других такими, какие они есть, без условий, оценок и сравнений.

А если говорят: «Вот съешь кашу, мама будет тебя любить!» или «Пока не сделаешь уроки — разговаривать с тобой не буду!» — такие условия укореняют в ребенке сомнение в ценности собственной личности как образа и подобия Божьего и взращивают в нем уверенность: любовь и принятие нужно заслужить и заработать.

Любые оценки, как позитивные, так и негативные, тоже могут навредить. Если ребенок постоянно слышит о себе: какой же ты глупый (умный), медлительный (торопливый), неряшливый (аккуратный), — его самоощущение может оказаться неадекватным, однобоким. Ведь «глупый» не способен принять правильное решение, а «умный» не должен допускать ошибок. Все эти оценки лишают ребенка возможности понять, какой он на самом деле.

Психологическое смирение — это когда ребенок знает: в математике я не очень силен, а в музыке — сильнее. Знание своих сильных и слабых сторон, своих личностных качеств, своих способностей и особенностей — вот цель домашнего воспитания ребенка. А в дальнейшем, в зрелости, на основе психологического смирения может развиться смирение аскетическое.


Протоиерей Федор Бородин:

Некоторые считают следование евангельскому призыву подставить другую щеку проявлением слабости. На самом деле это — проявление внутренней силы и крепости, которую может даровать только Христос. 

Любовь к врагу — это вершина христианства, реализованная в человеке. Но достичь этого бесконечно тяжело. Здесь важно не пытаться перескочить через ступеньку. Христос сказал: «…любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас» (Лк. 6: 27–28).

Как давать сдачи, подставляя другую щеку?

Когда человек начинает молиться за обижающих, он вступает на первую ступеньку, ведущую к вершине, которая для нас пока недосягаема. Допустим, в классе есть ученик, который всех задирает. Если ребенок найдет в себе силы за него помолиться, Господь окажется на его стороне и поможет выйти из этого конфликта христианином, даже если ситуация сложится так, что придется давать физический отпор. А может быть, и не придется! С Божией помощью выход из положения часто оказывается намного лучше, чем мы можем себе предположить.

Ситуация, когда ребенку приходится противостоять агрессии, — серьезный вызов для маленького человека. Как поступить? Протоиерей Всеволод Шпиллер (1902–1984) на вопрос одного мальчугана, что делать, когда к нему в школе постоянно лезет драться другой мальчик, ответил примерно так: «Если он начнет приставать к тебе, твердо скажи ему: „Отойди“. Если он будет продолжать, еще раз скажи: „Отойди“. А если не перестанет, тогда размахнись и дай ему оплеуху — но с большой любовью». Действительно, у ребенка не должно быть ненависти в душе.

Можно даже не бить, а специальными силовыми приемами удержать хулигана и объяснить ему, в чем он не прав. Я считаю, что современные мальчики обязательно должны заниматься какой-то борьбой. В результате тренировок дети становятся уверенными в себе и, как правило, стараются избегать конфликтов любыми доступными способами, лишь в крайнем случае применяя свои навыки. Когда ребенок занимается борьбой, к нему уже не очень захочется приставать. Ведь хамство, наглость, желание задеть другого — обычно удел трусоватых людей, которые стремятся самоутвердиться за счет слабого.

Но если ребенку все-таки придется защищать себя или ближнего, он не должен стремиться унизить, высмеять или опозорить противника. Его цель — остановить зло, но попытаться сделать это с любовью.


Ответы на другие сложные вопросы о воспитании детей вы найдете в книге Марины Нефедовой «Душа вашего ребенка».