15 Июня 2018

Читаем с детьми: Заржавленный рыцарь

Дети

Вот и пришли выходные, и мы снова предлагаем вам отдохнуть с пользой и провести время с ребенком. Читаем вместе историю из сборника сказок «Принц Альве».

РИХАPД ФОЛЬКМАН 

Заржавленный рыцарь


Когда-то жил на белом свете жестокосердный рыцарь. Он беспечно проводил время на пирах и турнирах и никогда не подал милостыни ни одному нищему. Поздней осенью он возвращался в замок. На дороге к нему пристал нищий, который неотвязно бежал следом и канючил милостыню. Рыцарь долго не отвечал ему, но терпение у него лопнуло. Он остановил коня, подозвал нищего и, когда тот приблизился в надежде получить подаяние, влепил ему в щёку такую оплеуху, что бедняга кубарем полетел в канаву. Глядя, как он плюхается в холодной осенней воде, рыцарь расхохотался:

— Ну что, получил полновесный гульден? 

Но Бог наказал злого рыцаря. С того дня его рука стала ржаветь, вся она — от кончиков пальцев до плеча — покрылась рыжей шелушившейся ржавчиной. Врачи, лекари и знахарки, к которым он обращался, оказались бессильны исцелить его недуг. Тогда он надел на руку перчатку, которую не снимал ни днём, ни ночью, чтобы никто не видел его позора. Он чаще стал задумываться над своею жизнью и круто изменил её — оставил прежних друзей, пиры и турниры и женился на прекрасной кроткой девушке.

Молодая жена с удивлением заметила, что её красивый, благородный муж никогда не снимает с руки перчатку. Однажды, когда он крепко спал, она украдкой расстегнула перчатку и увидела ржавую руку. Она поняла, что тут кроется какая-то тайна.

Заржавленный рыцарь

На другое утро она сказала мужу, что пойдёт в лес, помолиться в часовне.

В лесу недалеко от замка возле небольшой часовни жил в келье монах-отшельник. Он не раз ходил в Иерусалим поклониться Святому Гробу, вёл богоугодную строгую жизнь, молва о которой разносилась далеко. Из разных земель к отшельнику приходили люди за вразумлением и помощью.

Жена рыцаря поведала отшельнику о своём ужасном открытии и просила у него совета. Отшельник удалился в келью, долго молился там и, когда вышел, сказал:

— Много зла и несправедливости совершил твой муж. Он убивал людей, презирал нищих, гнал убогих. Любил только самого себя и своё тело. За это Бог наказал его. Сам он пока далёк от полного раскаяния, ему может помочь молитва близких людей о нём, о его душе. Если ты пойдёшь нищенствовать — босиком, в рваных лохмотьях, — если ты соберёшь сто золотых гульденов и отдашь их в храм в пользу бедных, тогда Господь может смиловаться над этим грешником. Готова ли ты совершить такой подвиг?

— Я хочу этого, — сказала жена рыцаря. — Я перенесу все страдания и лишения, только бы избавить его от гнева Божия. Пока ржавчина захватила его тело, но хуже будет, если заржавеет и его душа.

С этими словами жена рыцаря поклонилась отшельнику и пошла в лес. В лесу ей повстречалась собиравшая хворост старуха в старом лоскутном пальто и грязной рваной юбке. Пальто было такое старое, что лоскуты, из которого оно было сшито, давно стали одного цвета.

Заржавленный рыцарь

— Бабушка, — сказала ей молодая женщина, — если ты мне отдашь свои юбку и пальто, я охотно дам за них всё своё золото и одежду.

— Стыдно, барышня, насмехаться над бедными людьми, — ответила старуха. — Я довольно пожила на свете и ещё не видела человека, который менял бы богатую шёлковую одежду на отрепье.

Жена рыцаря, не говоря ни слова, сняла с себя платье и подала его старухе.

— Что же ты собираешься делать в моей одежде? — суетливо переодеваясь, спросила старуха.

— Нищенствовать, бабушка, — ответила женщина, надевая на себя скверные лохмотья.

— Ну что же, — сказала сборщица хвороста, — лучше нищенствовать на земле, но получить награду на Небесах, чем благоденствовать здесь и не получить ответа у Небесных врат.

Старушенция, накинув на плечи шёлковую накидку, резво прыгнула в кусты. Она испугалась, что богатая чудачка передумает и заберёт подарок назад.

А жена рыцаря побрела по дороге. Она устала и проголодалась. Навстречу ей попался зажиточный крестьянин, важный и дородный, который подыскивал себе служанку.

— По белому свету скитаться и сутками голодать... — дрожащим голосом запела молодая женщина и протянула руку: — Дайте, добрый человек, корочку хлебца.

Крестьянин увидел, что, несмотря на лохмотья, это молодая и красивая женщина, и сказал:

— Зачем тебе нищенствовать? Я беру тебя в служанки. Ты получишь к Пасхе кулич, жареного гуся, а к Рождеству — один гульден и новую одежду. Ну что, по рукам?

— Нет, — возразила нищенка. — Богу угодно, чтобы я жила подаянием.

Крестьянин не ожидал отказа, рассердился и сказал едко:

— Богу угодно? Забавно. Ты что, обедала с Ним? Случайно не было чечевицы с сосисками за столом? А может быть, ты Его родственница, если так хорошо знаешь, что Ему угодно? Лентяйка! Ты не хочешь работать. Скройся с глаз, пока не получила колотушку!

Уже под вечер молодая женщина пришла в город. На главной улице лежали два больших камня. Она села на один из них, протянула руку и запела песню. Как вдруг на неё налетел нищий с костылём.

— Эй ты, грязная неряха! — гаркнул он, замахнувшись костылём. — Проваливай отсюда подобру-поздорову. Вишь, какая сыскалась ловкая. Отбивает моих клиентов. Я арендую этот угол. Проваливай поживей, а не то мой костыль загуляет по твоей спине, как смычок по скрипке.

Усталая, голодная и униженная, поднялась жена рыцаря и побрела дальше. Много дней шла она, попрошайничая, пока не достигла чужой страны. В большом незнакомом городе она приютилась у церкви.

Днём просила милостыню, а ночью спала на церковных ступенях. Кто подавал ей пфенниг, кто швырял в подол юбки геллер, а кто бранился, как тот крестьянин. Миновало более полугода, когда она скопила первый гульден. Оставалось еще девяносто девять. 

Она подумала, что ей может не хватить всей жизни, чтобы собрать их. Но она ещё усерднее молилась Богу о муже, тем более что в это время у неё родился сын. Она оторвала от полы пальто широкую полосу, завернула в неё ребёнка. Если он не засыпал, она пела ему колыбельную. Слушая песню, люди останавливались, разглядывали её и ребёнка и давали милостыню щедрей, чем раньше. А рыцарь, не дождавшись в тот день своей жены домой, оседлал коня и пустился на её поиски. Сперва он приехал к отшельнику.

— Не знаешь ли ты, — спросил он, — где моя жена?

— Знаю, — сурово ответил тот. — Как знаю и то, что тебе до неё так же далеко, как до солнца, ибо ты прогневил Бога.

— Чем же я прогневил Бога? — удивился рыцарь. — Разве не я гнал копьём нечестивых сарацин в пустынях Палестины, не от моего ли меча бежали безбожные мавры в испанских ущельях?

— Ничего не значат твои бои и походы, — обличал его отшельник. — В них ты искал своей славы, тешил себя самого. А не ты ли жил в роскоши и довольстве? Не ты ли презирал бедных и оскорблял их? Не тебя ли Бог наказал за это ржавчиной? Поэтому твоя добродетельная жена оставила тебя. Она молится за тебя, чтобы спасти твою душу.

Рыцарь почувствовал правду в словах отшельника, они пробудили в его душе раскаяние и укоризны совести. Он опустился на колени, заплакал. Отшельник положил руку на его плечо и сказал ласково:

— Слушай, что я тебе скажу, и ты найдёшь свою жену. Начни делать добро — защищай слабых, помогай бедным, утешай страдающих. Путешествуй от церкви к церкви и найдёшь жену.

Рыцарь вскочил на коня и с молитвой тронулся в дальний путь. Он странствовал от деревни к деревне, от города к городу. С той поры не было надёжней защитника у слабых и обиженных, чем он. Его острый меч и тяжкая палица наводили страх на разбойников с большой дороги, его седельные сумки, наполненные золотом, были открыты для обездоленных и нищих. Его уста, привычные к грубой ругани и издёвке, теперь источали слова утешения и поддержки.

Он объехал много церквей, но нигде не обрёл своей дорогой супруги. На исходе третьего года странствий он очутился в том городе, где на церковной паперти нищенствовала его жена. Ещё издали она увидела его — высокого, статного, с когтем коршуна, сверкавшим на верхушке его боевого шлема. Она надвинула на голову старое, уже совсем обветшавшее пальто, чтобы он не узнал её, ведь она собрала к этому времени только два гульдена.

Услышав его мерные шаги и звон шпор по каменным плитам, она сжалась в комочек. А рыцарь увидел её, это рубище, этого милого кудрявого мальчугана на её коленях, и сердце его, теперь преисполненное участия и ласки к людям, разрывалось от сострадания к ней.

В. Серов. Портрет Мики Морозова

В. Серов. Портрет Мики Морозова

— Помолись обо мне, бедная женщина. Я так несчастен! — сказал он и положил к её ногам тяжёлый кошелёк.

Зная его прежний нрав, жена рыцаря догадалась о происшедшей с ним перемене. Его голос всколыхнул в её сердце воспоминания о днях былой любви. Но открыться ему она не могла. И от этого она заплакала.

— Не плачь, — сказал рыцарь. — Поверь, годы твоих страданий позади. В этом кошельке сто гульденов, их надолго хватит и тебе, и твоему малышу. Пусть лучше я стану нищим, но вы живите, не зная нужды.

Жена его зарыдала.

— Что с тобой, женщина? — спросил рыцарь, наклонился и заглянул ей в лицо.

В следующий миг он подхватил её вместе с сыном на руки и, высоко подняв их над головой, закричал, ликуя:

— Хвала Всемогущему Богу, я нашёл жену и сына!

Они вложили кошелёк с деньгами в церковную копилку, помолились на дорогу и отправились домой. Жена с сыном сидели на коне, а рыцарь шагал рядом и не сводил с них глаз. Когда они оставили город и были одни, жена попросила рыцаря подать ей руку. Она сняла с неё перчатку. Рука благородного рыцаря была чистой и белой, как в юности.

Заржавленный рыцарь


Множество других историй с увлекательным сюжетом и христианским смыслом вы найдете в книге «Принц Альве. Сборник сказок»