Босой епископ

Вы здесь: Никея / Блог / Детям - О вере

Почему такие длинные «титулы» у этого удивительного человека, который был очень прост и добр и любил ходить по городу босиком? Шанхайский — потому что он долгое время был епископом в китайском городе Шанхае, Сан-Францисский — потому что там владыка провёл последние годы своей жизни и там покоятся его мощи. А Максимович — фамилия, которую он получил при рождении неподалёку от малороссийского города Харькова в 1896 году. Историю самого необычного епископа Русской Зарубежной Церкви рассказывает книга Житие святителя Иоанна Шанхайского в пересказе для детей.

«Газета “Белград вечерний”! Свежие новости! Покупайте газету “Белград вечерний!”» — с такими криками на центральной улице югославской столицы продаёт газеты молодой человек весьма странной внешности. Небольшого роста, грузный, широкий в плечах, с одутловатыми щеками и рыжеватыми малороссийскими усами… Моросит дождь, под ногами лужи и грязь, а на нём тяжёлая шуба.

Кто же это такой? А это он и есть — Михаил Максимович в возрасте двадцати пяти лет! В прошлом — потомственный русский дворянин, юрист с высшим образованием; в настоящем — торговец газетами. Печальное превращение коснулось не только его, за четыре года до этого, в 1917 году, в России произошла революция. Новая власть безжалостно убивала всех знатных людей страны, от царя до самого захудалого помещика. Чтобы спасти свою жизнь, семья Максимовичей была вынуждена бежать в Югославию.

Кто же это такой? А это он и есть — Михаил Максимович в возрасте двадцати пяти лет!

Кто же это такой? А это он и есть — Михаил Максимович в возрасте двадцати пяти лет!

Есть в Македонии город Битоль а в нём — семинария (заведение в котором обучают будущих священников). И вот в конце двадцатых годов прошлого века в общежитии битольских семинаристов происходили очень странные вещи. Глубокой ночью, когда свет уже давно был потушен и все студенты крепко спали, по комнатам начинал ходить человек в чёрной одежде. Он неслышно подходил к каждой кровати, склонялся над спящими и что-то тихонько шептал. А потом так же неслышно выходил в коридор, закрывал за собой дверь и шёл в следующую спальню. Но никто из семинаристов не испытывал страха при виде его. Все знали, что к засыпающим подходит наш старый знакомый — Максимович. Правда, теперь его звали уже не Михаил, а отец Иоанн. После окончания Белградского университета он принял монашество и получил новое имя. Вот так Михаил Максимович и стал отцом Иоанном.

Спустя четыре года после принятия монашества, отец Иоанн был направлен преподавателем и воспитателем в битольскую семинарию. Днём он занимался с учениками богословием и другими науками, а по ночам обходил все спальни и усердно молился за каждого спящего семинариста, осеняя их всех по очереди крестным знамением.

56

«Он неслышно подходил к каждой кровати, склонялся над спящими и что-то тихонько шептал»

Именно в Битоле стала известна причина его постоянной сонливости. Дело в том, что отец Иоанн вообще не спал по ночам! Обойдя все спальни, он возвращался в свою келью и молился там до самого рассвета. А утром отправлялся на занятия. Отец Иоанн никому не рассказывал о своем аскетическом подвиге, и лишь благодаря одной глупой выходке его учеников об этом стало известно. Желая подшутить над преподавателем, они тайком подложили ему под простыню канцелярские кнопки. Но когда пришла пора сменять бельё, оказалось, что все кнопки на месте, а к постели учитель даже не прикоснулся.

В Битоле отец Иоанн очень скоро стал самым любимым преподавателем. Не было никакой проблемы, личной или общественной, которую он не мог бы сразу разрешить. Не было вопроса, на который он не смог бы ответить. Студенты всегда ценили сжатые, ясные и исчерпывающие ответы своего высокообразованного преподавателя. Но как это ни печально, а всё же пришлось Битольской семинарии проститься со своим любимым учителем.

***

В глухих шанхайских трущобах по кривым узким улочкам идёт босой человек в ветхой одежде. Иногда он останавливается возле какой-нибудь ночлежки и заводит разговор с нищими и бродягами. Потом направляется дальше. У следующей гостиницы для самых бедных он снова задерживается, беседует с её обитателями и опять продолжает свой путь. Так весь вечер бродит он от ночлежки к ночлежке. Быть может, это совсем уж несчастный бродяга, у которого не хватает денег даже на самый дешевый ночлег.

Вдруг какая-то женщина подходит к нему и почтительно склоняет голову, а «бродяга» с улыбкой благословляет её размашистым крестным знамением. И вам уже, конечно, ясно, что никакой это не нищий, а новый Шанхайский епископ. Правда, его ряса действительно больше похожа на нищенское рубище, а на ногах нет обуви. И всё равно это самый настоящий епископ — владыка Иоанн Максимович, недавно приехавший в Китай из Югославии. Но почему он так странно выглядит? И что делает в этих грязных закоулках?

Дело в том, что в тридцатые годы прошлого века в Шанхае проживало много русских. Эти люди, так же, как и сам владыка, вынуждены были оставить родину после революции. На чужбине им пришлось очень несладко. Многие из них совсем обнищали и превратились в жалких оборванцев. Владыка Иоанн стал помогать этим несчастным, чем только мог: деньгами, продуктами, добрым словом, молитвой. А его потрёпанная одежда лишний раз напоминала, что епископ готов разделить делит бедствия своей паствы.

897

Это самый настоящий епископ. Но почему он так странно выглядит? И что делает в этих грязных закоулках?

Но были в шанхайских трущобах те, кому приходилось хуже всех. Это нищие беспризорные дети. Обидеть их мог каждый, а заступиться было некому. Поэтому именно о них владыка Иоанн заботился в первую очередь. Сразу же по прибытии в Шанхай он организовал приют для сирот и детей нуждающихся родителей. Очевидцы рассказывали, как епископ приютил девочку, выменяв её у китайца за бутылку водки. За свое пятнадцатилетнее существование приют дал убежище многим сотням мальчиков и девочек. Владыка сам собирал больных и голодающих ребят с улиц и из тёмных городских закоулков, забирал их от неминуемой смерти.

Более всего епископ заботился о самых слабых и беззащитных. Но пришла пора, и все русские жители Шанхая оказались беззащитными перед лицом новых испытаний. Когда гражданская война в Китае вплотную приблизилась к городу, оставаться там стало очень опасно. И русские люди обратились к международным организациям с просьбой дать им временное пристанище в любой стране. Откликнулись на этот призыв о помощи лишь власти Филиппин. Они предоставили беженцам маленький, почти необитаемый остров Тубабао. Туда и отправились из Шанхая на нескольких кораблях свыше пяти тысяч русских. Вместе со своей паствой отбыл на остров и владыка Иоанн Максимович.

***

В тропических джунглях острова Тубабао беженцы расчистили место для лагеря. Никакого жилья на острове не было и в помине, поэтому устраиваться пришлось в старых армейских палатках. Но русским людям было не впервой обживать новые места. Из одной большой палатки сделали походную церковь, из другой — госпиталь для больных, из третьей — столовую… А через несколько недель в лагере сыграли первую свадьбу!

Жизнь стала понемногу налаживаться, как вдруг над палаточным городком нависла новая грозная беда. Дело в том, что остров Тубабао лежит на пути сезонных тайфунов — страшных ураганов, которые могут разметать в щепки и деревянный дом, а от жалких русских палаток самый слабый тайфун не оставил бы даже клочьев. Ураганы бушевали над островом очень часто, и от этой напасти не было никакого спасения. Но владыка Иоанн был уверен, что Господь его не оставит. И стал каждую ночь обходить весь лагерь с молитвой, как когда-то в Битоле обходил спальни своих семинаристов. Вот тут-то даже местные жители убедились, что русский епископ — необыкновенный человек. Потому что за все те двадцать семь месяцев, что русские провели на Тубабао, тайфун пришёл лишь однажды. Да и тот, приблизившись к острову, изменил своё направление и пронёсся стороной, не причинив никому вреда. Филиппинцы говорили русским: «Пока ваш святой человек каждую ночь обходит лагерь и благословляет его со всех четырёх сторон, нечего беспокоиться ни нам, ни вам».

***

Благодаря усилиям и молитвам владыки Иоанна шанхайские беженцы переселились с Тубабао в американский штат Калифорния. А самого владыку церковное руководство снова направило на другой конец земли — в город Париж столицу Франции. Теперь имя владыки звучало как новый епископ Западно-Европейский, и он также быстро, как и ранее, завоевал любовь парижан. Как и в Шанхае, он помогал бедным, регулярно посещал городские госпитали, беседовал с больными, молился о них Богу. Часто после его молитв выздоравливали даже совсем безнадёжные пациенты.

Всё нравилось парижанам в новом епископе. И лишь одно обстоятельство их смущало: владыка Иоанн, как и прежде, ходил по улицам босиком. Французы так и прозвали его — Saint Jean Pieds (Святой Иоанн Босой). Ну так то французы, а вот русским верующим было чуть-чуть неловко: как-то неприлично, что их епископ ходит босой. Это же все-таки не тропический остров, а Париж! Кончилось тем, что написала паства жалобу митрополиту Анастасию. Тот прислал владыке письмо, в котором просил его все же носить на улице обувь и не смущать народ. Обрадованные этим прихожане поспешили преподнести своему епископу новые ботинки. Владыка принял дар, поблагодарил. И… продолжал ходить босиком. А подаренные ботинки везде носил с собою, держа их за шнурки.

"Владыка принял дар, поблагодарил. И… продолжал ходить босиком"

«Владыка принял дар, поблагодарил. И… продолжал ходить босиком»

 

858c7d4faac88e842b6d67fd85bd5eeeИоанн Шанхайский закончил свое служение Богу и людям в американском городе Сан-Франциско, где он провёл последние три года своей жизни. О его святости свидетельствуют по всему миру сотни и даже тысячи людей, получивших по его молитвам чудесную помощь. Спустя двадцать семь лет после его кончины Церковь прославила Иоанна Шанхайского в лике святых. Когда вскрыли гробницу, его тело оказалось нетленным, будто похороны состоялись накануне.

Из книги Александра Ткаченко «Житие святителя Иоанна Шанхайского в пересказе для детей»
Рисунки Евгения Подколозина


Детям, О вере
, , ,


Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA image
*