29 Июня 2018

«Благословенно сердце твое»: православные в Америке

Знакомство с Православием

Книга американского священника Джозефа Ханиката «Пришли.Увидели.Крестились» окажется на полках магазинов только через месяц. А пока у вас есть уникальная возможность прочитать из нее отрывок о том, чем же отличаются и в чем похожи американские и русские православные.

Америка — большая и сложная страна, состоящая в основном из людей, которые когда-то приехали сюда из других мест. И порой выходит полнейшая нелепость, когда мы скрещиваем православие с культурными особенностями южных штатов. Когда я говорю о Юге, я имею в виду тот регион, который раньше именовался Конфедерацией. И, говоря начистоту, Флорида была аннексирована Нью-Йорком, часть Вирджинии вошла в состав Вашингтона и округа Колумбия, а Техас, давайте это признаем, вообще отдельная страна.

И тем не менее что же такое «православие на Юге»? Попытаюсь перечислить несколько основных его признаков. Вы православный южанин, если:

  1. в Пятидесятницу ваш храм украшают цветы кудзу — такие ароматные фиолетовые гроздья;

  2. синоним слова «праздник» — «барбекю»;

  3. вы едете три часа до ближайшего православного храма, хотя могли бы с закрытыми глазами и в тапочках дойти до баптистской церкви;

  4. все службы в вашем храме — на английском (или, по крайней мере, вы это так называете);

  5. в вашем приходе есть женщины с именами Фотония-Элизабет, Фекла-Элизабет и Елизавета-Элизабет;

  6. в вашей общине есть мужчины, которых зовут Афанасий Ли, Евфросиний Ли и Василий Ли;

  7. среди вас есть белые и черные люди, есть даже демократы, но при этом в вашем приходе нет русских, сербов, арабов или греков.

Ну и, наконец, главный признак того, что вы православный южанин: вы считаете, что овсянка слишком хороша, чтобы считаться постным блюдом.

И все-таки, несмотря на все культурные различия, в этом «этническом бульоне», который мы называем православием, мы не настолько разные, как это иногда кажется. Мы просто используем разные слова, чтобы говорить об одних и тех же вещах. Например, на Юге мы говорим: «Благословенно сердце твое». Настоящий южанин знает, что нельзя ругаться на старушку, которая плетется по шоссе со скоростью 30 миль в час, а нужно просто сказать: «Благословенно сердце ее» и ехать дальше. Опять-таки, добавляя эту фразу, вы можете выразить практически все, что понадобится. «Вы только посмотрите на нее, как же она прибавила в весе. Благословенно сердце ее». «Какой же он ленивый! Благословенно сердце его». «Да к тому же уродливый! Благословенно сердце его!» В общем, вы меня поняли.

И тут логично затронуть еще одну тему — сглаз. Вера в сглаз распространена в большинстве стран Средиземноморья и Ближнего Востока, независимо от уровня образования, религиозной принадлежности или городского/сельского контекста. На Ближнем Востоке это неотъемлемая часть повседневной жизни. Один человек может сглазить другого, чаще всего невольно и бессознательно, через зависть или ревность. Так, например, ближневосточная женщина видит милую маленькую девочку и принимается фонтанировать: «Какая милая! Ах-ах-ах! Господи Боже мой! Тьфу-тьфу-тьфу на тебя!» Невеста в свадебном платье? «Ах-ах-ах! Господи Боже мой! Тьфу-тьфу-тьфу на тебя!» Жених в своем дурацком смокинге? «Благословенно сердце его!»

«Тьфу-тьфу-тьфу» — не что иное, как принятый способ избежать сглаза (а заодно и греха зависти). «Благословенно сердце твое» — маленькая молитва, чтобы смягчить жестокую реальность. Так же точно и тут, на Юге. Например, «Типун тебе на язык». Моя мама частенько говорила мне это всякий раз, когда я говорил о каком-то ужасном беспокойстве или о возможной катастрофе: «Типун тебе на язык, сынок» — как будто моих слов достаточно, чтобы это произошло.

Что я хочу сказать? Копните чуть глубже, и станет ясно, что все мы одинаковые: одна и та же борьба, те же радости, те же печали, те же потребности. Всем нам нужно спасение. А чтобы достичь этого спасения, нам нужен не только Бог, мы нуждаемся друг в друге. Нам нужна Церковь. Церковь состоит из грешников и только из них — независимо от этнической принадлежности, независимо от языка, социального статуса и состояния здоровья.

Наш Господь сказал (по-арамейски): идите, научите все народы... И, нушур Аллах («слава Богу» по-арабски), это и происходит — даже в Техасе, Флориде, Вирджинии и на Юге. Православие — больше не «заморская вера». Милостью Божией и благодаря терпеливым трудам тех, кто жил здесь до нас, древнюю веру, когда-то исповедуемую в основном русскими, сербами, арабами и греками, отныне радостно открывают американцы — южане и северяне, жители Среднего Запада и Великих озер.

Мало-помалу, по милости Божией, мы трудимся в этом винограднике. Как мы приводим американцев к православию? Это требует времени. Это требует терпения. Настойчивости. А еще это требует переводчиков. Для этого нужны любовь, прощение и понимание. Мы все нуждаемся друг в друге, вместе сражаясь за спасение в нашей Церкви.

Один мой приятель рассказывал, как он был оштрафован за превышение скорости. Получив квитанцию, он спросил офицера:

— Посмотрите на все эти автомобили, проезжающие мимо. Почему именно я?

Патрульный посмотрел на него, улыбнулся и сказал:

— Вы когда-нибудь ходили на рыбалку? — И, не дожидаясь ответа, продолжил: — Вам хоть раз удалось поймать сразу всю рыбу?

И то же самое верно даже в отношении Самого Господа и апостолов. Увы, не все — Господи, благослови их сердца — вернутся домой, к истинной вере. Как говорят здесь, на Юге, «нельзя сделать шелковый кошелек из свиного уха».

Но мы будем стремиться.

Как говорил Иоанн Златоуст (и это хорошо понятно на любом языке): «Слава Богу за все».

1.jpg

Отец Джозеф Ханикат


Остро и с юмором о Православии в современной Америке пишет священник Джозеф Ханикат в книге «Пришли.Увидели.Крестились. Православная Америка сегодня». Читайте уже скоро!